Калюжный был отстранен по политическим мотивам

23 августа 2004
Интервью русской службы телерадиовещательной корпорации Исламской Республики Иран генерального директора Центра изучения современного Ирана, советника межпарламентской российско-иранской рабочей группы в Государственной Думе России Раджаба Сафарова.

– Не могли бы Вы, прежде всего, дать свою оценку ходу переговорного процесса между прикаспийскими государствами по проблеме определения правового статуса Каспийского моря?

– Как Вам известно, недавно завершилось 14-ое заседание рабочей группы прикаспийских государств, которое проходило в столице Казахстана Астане. 15-ое заседание должно состояться в сентябре этого года в Москве. Однако после встречи в Астане произошел целый ряд изменений, на которых я остановлюсь позже.

Что же касается шагов, предпринимаемых с целью выработки конвенции по правовому статусу Каспийского моря, то в этой связи следует подчеркнуть, что вряд ли можно говорить об успешном развитии переговорного процесса в последние годы. Позитивные моменты, конечно, есть, но они не позволяют утверждать о том, что достигнуты какие-то основополагающие результаты. Проблема состоит в том, что как ожидали многие специалисты, названная конвенция должна была быть подписана в 2004 году, однако сейчас уже ясно, что этого не произойдет. До сих пор по большинству вопросов достичь согласия не удалось. Вместе с тем, без такого согласия и без устранения существующих проблем подготовить и подписать договор или всеобъемлющее соглашение не возможно.

Таким образом, наличие многочисленных разногласий вызывает у многих серьезную обеспокоенность. Процесс решения проблем, связанных с Каспийским морем, продолжается уже около 13 лет. К 8 годам приближается время, в течение которого проводятся регулярные заседания специальной рабочей группы. За этот период договоренности достигнуты только по 60-65% вопросов, касающихся окончательного варианта конвенции. Это, прежде всего, название самой конвенции и те моменты, которые четко прописаны в международных договорах и правовых актах, подписанных в связи с подобного рода проблемами. Что же касается Каспийского моря, то здесь возникают вопросы, аналогов которым прежде никогда не было, и названной специальной рабочей группе приходится впервые в мировой практике решать такие вопросы. Прикаспийские страны, бесспорно, не имеют опыта устранения существующих в этой связи проблем, и поэтому каждая из них предлагает такой путь решения, который отвечал бы ее интересам, а они, эти интересы, не всегда встречают понимание со стороны остальных государств.

– По каким проблемам и ключевым моментам существуют разногласия между сторонами в настоящее время?

– Дно Каспийского моря уже фактически поделено, однако по таким проблемам, как срединная разделительная линия, совместное пользование дном и водой моря имеются серьезные разногласия. Можно сказать, что вокруг этих проблем образовалось два лагеря в регионе. В первый из них входят Азербайджан, Казахстан и Россия, которые принимают позицию Москвы, выступающей за поделенное дно и общую воду в Каспийском море. Второй лагерь образуют Иран и Туркменистан, которые придерживаются иных позиций.

По их мнению, необходимо поделить и дно, и воду. При таком разделе необходимо создавать морские национальные границы, а подобные вопросы решаются уже на основе совсем других международных правил и договоров. Для охраны этих границ требуется создание соответствующей инфраструктуры, в частности, таможенных структур и т.д. Все это еще больше затрудняет поиски решения существующих проблем. Кроме того, остаются нерешенными многие вопросы и в таких областях, как судоходство, использование и охрана биоресурсов, защита окружающей среды, обеспечение региональной безопасности, определение морских границ. В переговорном процессе одной из часто затрагиваемых проблем является также вопрос о перемещении военных кораблей в водах Каспийского моря.

– Как известно, в последние годы Россия стала проводить политику, направленную на подписание двусторонних соглашений. Так, заключены двусторонние соглашения между Россией и Азербайджаном, Россией и Казахстаном, а также между Казахстаном и Азербайджаном. Тем не менее, мы видим, например, что между Москвой и Астаной возникают трения при разделе акватории моря по срединной линии. Так ли это?

– Да, сейчас это так. Но, если помните, в 1998 году стороны пришли к общей договоренности о том, что все вопросы, касающиеся Каспийского моря, должны решаться на основе согласия всех пяти прибрежных государств, то есть на основе консенсуса. В связи с тем, что ни по одному из вопросов такое согласие не было достигнуто и переговорный процесс фактически зашел в тупик, Россия предприняла попытки найти другой выход из сложившейся ситуации. Было принято решение пойти по пути подписания двух- и трехсторонних соглашений.

Вначале такое соглашение было заключено с Казахстаном. Это произошло в 1998 году. А в 2001 году Россия подписала соглашение с Азербайджаном. Затем между этими странами было подписано трехстороннее соглашение. Однако, как представляется, и это не особенно помогло урегулировать ситуацию. Стороны, например, по-разному понимают термин «срединная линия». В результате, когда настало время для раздела Каспийского моря и страны представили свои проекты и программы в этой связи, выяснилось, что взгляды сторон расходятся. Таким образом, в такой ситуации принять единое решение очень трудно.

Существуют определенные разногласия и между Россией и Казахстаном. Последний считает, что определение трассы прокладки подводных кабелей и трубопроводов по дну Каспийского моря должно осуществляться с согласия только той страны, в национальном секторе которой они проходят. Россия же с учетом вопросов безопасности и защиты окружающей среды придерживается такого мнения, что исследования и оценки любого проекта с точки зрения защиты окружающей среды должны проводиться независимыми структурами и необходимо, чтобы результаты этих экспертиз были подтверждены всеми прибрежными странами.

С другой стороны, Казахстан, например, предлагает, чтобы защита национальных вод и морских границ входила в компетенцию каждого из прикаспийских государств. Это означает, что будут созданы условия для милитаризации Каспийского моря. Для России такой вариант не приемлем. Она хочет, чтобы регион оставался демилитаризованной зоной, но в тех пределах, в каких он является таковой сегодня. Другими словами, Москва считает, что сил российской военно-морской флотилии, размещенной на севере Каспия, достаточно для обеспечения безопасности всего каспийского региона, и некоторые прибрежные страны согласны с подобной точки зрения.

– В этой связи существует возможность военного партнерства в том или ином виде между прибрежными странами с целью обеспечения безопасности в Каспийском море. Что Вы думаете по этому поводу?

– Здесь следует обратить внимание на заявления Казахстана и Азербайджана о том, что они способны самостоятельно защитить свои морские границы. Однако, совершено очевидно, что решить эту проблему без помощи зарубежных государств пока они сами не в состоянии. На данный момент нам известно, что Соединенные Штаты предложили свою помощь Азербайджану в деле укрепления его военно-морских сил. Кроме того, американцы предложили Азербайджану сотрудничать в области охраны морских границ этой страны. Это означает ни что иное, как прямое вмешательство внешних сил в дела каспийского региона. Такая ситуация не может быть приемлемой для России и Ирана. Таким образом, мы видим, что в так называемой «северной коалиции» в Каспийском море имеются свои особые разногласия, однако проблемы, существующие в южной части моря значительно сложнее.

– Хотелось бы знать Ваше мнение о дипломатических аспектах проблемы Каспийского моря, в частности о внешней политике России в данном регионе. Как мы знаем, в результате последних изменений в министерстве иностранных дел России Виктор Калюжный, специальный представитель президента РФ на переговорах по проблемам Каспийского моря, смещен со своего поста. Какова Ваша точка зрения на этот счет? Что произошло, как Вы думаете?

– Вы знаете, что решение президента России об отстранении Калюжного от проблем, касающихся Каспийского моря, для многих было очень неожиданным. Фактически все прикаспийские страны признавали, что Калюжный высококвалифицированный специалист. Он был локомотивом переговорного процесса. От него исходили многие инициативы и предложения. Калюжный занимался вопросами Каспийского моря на протяжении более 4 лет, и ему в полной мере были знакомы все существующие проблемы. Он был по-настоящему весомой фигурой на российской политической арене. Его авторитет вполне сопоставим с таким тяжеловесом как Черномырдин, и некоторыми другими фигурами политической жизни России.

Должен сказать, что ни одно из прикаспийских государств в ходе соответствующих переговоров на высоком дипломатическом уровне не проявило себя так, как Россия. Это стало возможным благодаря Виктору Калюжному, который как политик придерживается либеральных и демократических взглядов и представлял на переговорах политическое руководство России. С мнением Калюжного считались во всех странах мира.

Сейчас, когда имеется такой задел, когда после долгих лет переговоров появился свет в конце тоннеля, неожиданно этот многоопытный дипломат переводиться на другую работу.

– На мой взгляд, Калюжного отстранили в наказание, за его жесткие антиамериканские и антизападные позиции, за то, что он выступал против строительства нефтепровода Баку – Джейхан, против присутствия нерегиональных государств в зоне Каспийского моря, многих инициатив западных стран и даже против решения Вашингтона направить своего представителя в каспийский регион.

– Если вспомнить заявления Калюжного в этой связи, то все становится понятным. Он говорил следующее. Америке нет места в зоне Каспийского моря. Проект строительства нефтепровода Баку – Джейхан является чисто американским проектом и ни одна тонна нефти, перекаченная по этому трубопроводу, не попадет в Европу. Вся нефть в полном объеме будет направляться в США. Присутствие в регионе специального представителя президента США по проблемам Каспийского моря представляет собой открытое нарушение суверенитета и независимости прикаспийских государств, является прямое вмешательство в их дела.

Можно привести еще целый ряд его подобных заявлений. По инициативе Калюжного прибрежные страны пришли к соглашению о том, что проблемы безопасности в зоне Каспийского моря будут решаться исключительно самими прикаспийскими государствами. Это означает, что присутствие внерегиональных государств в зоне Каспия считается неприемлемым. Именно в этом направлении развывались события, таковы были тенденции...

– Можно ли на сегодняшний день спрогнозировать политику России по Каспию в связи с отстранением Калюжного?

– На мой взгляд, принимавшиеся до сих пор в этой связи важные решения и предлагавшиеся пути урегулирования очень сложных и серьезных проблем на современной политической арене основывались на использовании самых передовых дипломатических и научных технологий. Вместе с тем, Виктор Калюжный с самого начала заявлял, что для устранения ключевых проблем, таких как вопросы безопасности, демилитаризации региона, определения границ, судоходства и т.д., дипломатический уровень специальной рабочей группы является недостаточным.

Виктор Калюжный предлагал такого рода проблемы рассматривать на уровне министров иностранных дел или даже глав прикаспийских государств. Сейчас мы видим, что специальный представитель президента РФ отстранен. На его место, по всей видимости, будет назначен посол по особым поручениям. Это уже будет не специальный представитель президента и даже не заместитель министра иностранных дел России. Таким образом, произойдет автоматическое понижение уровня переговоров. Кроме того, вновь назначенному лицу потребуется, по крайней мере, полгода для того, чтобы вникнуть в суть вопросов и существующих проблем.

– Новый представитель России будет занимать дружественные позиции по отношению к Западу?

– Думаю, что в любом случае этот человек будет лоялен по отношению к Западу. Даже если он не проявит свою заинтересованность к Западу, новый представитель как минимум проявит благожелательность к этим странам и окажет всевозможную поддержку их нефтяным и газовым проектам.

– Не приведет ли это к укреплению позиций США в зоне Каспийского моря?

– Думаю, что рокировка Калюжного уже само по себе ослабит позиции России в деле урегулирования проблем Каспийского моря. Она автоматически приведет к снижению официального уровня специальной рабочей группы и в остальных прикаспийских государствах. Данная рокировка приведет к снижению темпов и динамики переговорного процесса. И самое существенное, следует иметь в виду, что с ослаблением позиций России в деле решения проблем Каспийского моря, как бы там ни было, произойдет одновременное и пропорциональное усиление влияния американцев в каспийском регионе и расширение их присутствия.

– Все-таки, по каким причинам произошло отстранение Калюжного?

– Возможно, это было политической сделкой, в результате которой убирается активный и авторитетный дипломат и на его место назначается спокойный и более лояльный человек по отношению к Западу. Я, конечно, не располагаю информацией о подобной сделке, однако, власти, видимо, таким образом хотели в какой-то мере снизить степень раздраженности США и стран Запада. Подчеркиваю, что это лишь мои догатки и предположения.

Думаю, что на переговорах по проблемам Каспийского моря предстоят не самые лучшие дни. Мне кажется, что предстоящее заседание рабочей группы в Москве, намеченное на сентябрь сего года, скорее всего по причинам организационного характера будет отложено. После первого же заседания рабочей группы с участием нового представителя России по Каспию, внимание государств к каспийской проблематике объективно ослабнет. Результатом всего этого может стать то, что встреча глав государств, которая должна состояться в Тегеране в начале следующего года, либо будет отложена на неопределенное время, либо будет отменена вовсе. А это уже очень тревожно и вызывает самую серьезную обеспокоенность.

В любом случае маневр Путина по перемещению Калюжного застал специалистов врасплох. Они пребывают в замешательстве и все еще теряются в догадках. Ни один человек пока толком не знает, что в очередной раз задумал российский президент. Предугадать его мысли как всегда крайне сложно. Возможно, у него уже имеется решение Каспийской проблемы, о котором пока никто не знает. Надеюсь, его план наиболее полно и справедливо учтет интересы всех прикаспийских государств и тогда энергетическая жемчужина - Каспийское море в скором времени станет морем дружбы и мира между всеми прикаспийскими народами.


Источник:
Русская служба гостелерадио Ирана,
Тегеран, 18.08.04 г.


P.S.

Пока готовился материал, стало известно, что новым представителем России по Каспию стал экс-министр энергетики Игорь Юсуфов. В отличие от Виктора Калюжного - Игорь Юсуфов получил статус посла по особым поручением МИД России и в число замов министра иностранных дел не вошел.

48-летний г-н Юсуфов - выпускник Новочеркасского политехнического института и Всесоюзной академии Внешторга. В 1991-1992 году он был зампредом комитета по защите экономических интересов при президенте России. В 1993-м - замминистра внешнеэкономических связей России. В 1994-1996 годах он работал в руководстве системы «Росвооружение», затем - замглавы Минпрома России по золоту и алмазам. В 1998 году он стал зампредом, а потом и.о. председателя Госкомитета России по госрезервам. В 1999-2001 годах он занял пост гендиректора Российского агентства по государственным резервам.

На новом посту Игорь Юсуфов, по данным газеты "ВН", уже не сможет серьезно влиять на принятие государственных решений, а будет скорее исполнителем.

Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03553 sec