Кондолиза Райс: почему мы знаем, что Ирак лжет ("The New York Times", США)

24 января 2003
Вместо того чтобы пообещать разоружиться, Ирак на высоком политическом уровне принял на себя обязательство сохранять и прятать свое оружие массового поражения


Кондолиза Райс

Кондолиза Райс является советником президента США по национальной безопасности

Вашингтон, 23 января 2003 года. По прошествии 11 недель с момента, когда Совет Безопасности (СБ) Организации Объединенных Наций (ООН) принял резолюцию - в который уже раз - о том, чтобы Ирак без утайки рассказал о своих программах разработки ядерного, химического и биологического оружия и закрыл эти программы, уместно задать вопрос: "Решил ли, наконец, Саддам Хусейн (Saddam Hussein) добровольно разоружиться?" К сожалению, ответом является четкое и многократно повторяющееся "Нет".

В добровольном разоружении нет ничего таинственного. Страны, решившие разоружиться, ведут инспекторов на объекты, где размещается оружие массового поражения (ОМП) и где оно производится, отвечают на вопросы еще прежде, чем им их задают, публично и часто заявляют о своем намерении разоружиться и призывают своих граждан к сотрудничеству в этом вопросе.

Из примеров, поданных Южной Африкой, Украиной и Казахстаном, миру известно как это бывает, когда правительство принимает решение добровольно отказаться от всех своих систем ОМП. Критичными общими элементами этих усилий являются принятое на высоком политическом уровне обязательство разоружиться, национальные инициативы по закрытию программ разработки ОМП, а также полное сотрудничество и прозрачность.

В 1989 году Южная Африка приняла стратегическое решение закрыть свою тайную программу разработки ядерного оружия. Она уничтожила свой арсенал из семи ядерных боеприпасов и позднее согласилась на строгую инспекцию Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ). Инспекторам был предоставлен неограниченный доступ на все ядерные объекты (как действующие, так и прекратившие работу) и ко всем людям, которые там работали. Им также были предоставлены тысячи документов, в которых подробно описывались, к примеру, повседневная деятельность заводов по обогащению урана, а также строительство и демонтаж конкретных образцов (ядерного) оружия.

Украина и Казахстан продемонстрировали аналогичный пример сотрудничества, когда решили избавиться от своего ядерного оружия, своих межконтинентальных баллистических ракет и своих тяжелых бомбардировщиков, которые они унаследовали от Советского Союза. При значительной помощи со стороны Соединенных Штатов - с благодарностью принятой в обеих странах - разоружение было проведено упорядоченно, открыто и быстро.

Ядерные боеприпасы были возвращены в Россию. Ракетные шахты и тяжелые бомбардировщики были уничтожены или демонтированы - в одном случае в ходе церемонии, на которой присутствовали главы военных ведомств Соединенных Штатов и России. Был случай, когда Казахстан сообщил о существовании тонны высокообогащенного урана и попросил Соединенные Штаты убрать его из страны, пока он не попал в ненадлежащие руки.

Поведение Ирака не может не быть ярким контрастом вышеописанному. Вместо того чтобы пообещать разоружиться, Ирак на высоком политическом уровне принял на себя обязательство сохранять и прятать свое ОМП, находящееся под контролем Саддама Хусейна и его сына Кусая (Qusay), руководителей Организации специальной безопасности (Special Security Organization), которая осуществляет в Ираке все мероприятия по сокрытию ОМП. Вместо выполнения национальных инициатив по разоружению Ирак сохраняет институты, единственной целью которых является препятствование работе инспекторов. А вместо полного сотрудничества и прозрачности Ирак подал в ООН ложную декларацию на 12200 страницах.

Например, в этой декларации не содержится описания или разъяснений по поводу попыток Ирака приобрести заграницей уран, по поводу его производства специального топлива для баллистических ракет, которого, как он утверждает, у него нет, а также по поводу ранее вскрытых ООН опущений и несоответствий в иракских отчетах о судьбе более чем 2 т сырья, из которого могут быть произведены тысячи галлонов (1 галлон США = 3,78533 л) сибирской язвы и других биологических агентов.

Ирак в своей декларации прибегнул даже к бессовестному плагиату, включив в текст длинные отрывки из докладов ООН, скопированные дословно или отредактированные с целью исключения любых критических замечаний в адрес Ирака и выданные за оригинальный текст. Вместо того чтобы быть информативной, эта декларация предназначается для того, чтобы замаскировать и запутать истинную картину с иракским арсеналом вооружений. Эта декларация является отражением заслуженной иракским режимом репутации нечестности, представляющим собой материальное доказательство нарушения резолюции 1441 СБ ООН, которая стала обоснованием для нынешней программы инспектирования Ирака.

В отличие от других наций, которые добровольно разоружились - и вопреки резолюции 1441 - Ирак не разрешает инспекторам "немедленный, беспрепятственный, неограниченный доступ" на объекты и к людям, имеющим отношение к программам разработки ОМП. Как продемонстрировала недавняя проверка в доме одного иракского ученого-ядерщика, а также подтвердили другие источники, материалы и документы по-прежнему перемещаются по стране в ходе нелепой игры в прятки. Режим блокирует свободное и беспрепятственное использование воздушной разведки.

Перечень людей, участвующих в программах разработки ОМП, который ООН потребовала от Ирака, заканчивается теми, кто работал в 1991 году - даже несмотря на то, что ООН ранее установила, что эти программы продолжали осуществляться после вышеуказанной даты. Интервью с учеными и чиновниками, ответственными за разработку вооружений, имеют место только в присутствии бдительных агентов режима. Принимая во внимание, что этот режим славится своей склонностью к мошенничеству, его недавние обещания вести себя лучше можно рассматривать лишь как попытку тянуть время.

Найденные инспекторами на прошлой неделе 12 химических головных частей к реактивным снарядам, которые не были включены в иракскую декларацию, вызвали особое беспокойство. В прошлом Ирак наполнял головные части такого типа зарином - смертоносным ОВ нервно-паралитического действия, который в 1995 году был применен японскими террористами в токийском метрополитене, в результате чего пострадали тысячи пассажиров, из которых 12 человек погибли.

Ричард Батлер (Richard Butler), бывший руководитель группы инспекторов ООН по вооружениям, полагает, что в случае, если заполнить головную часть более крупной ракеты, которую Ирак изготовлял и использовал в прошлом, ОВ Ви-Экс (VX), еще более смертоносным, чем зарин, и нацелить эту ракету на крупный город, то могут погибнуть до одного миллиона человек. Ирак также не сумел предоставить инспекторам ООН документацию, которая подтверждает его заявления об уничтожении своих запасов Ви-Экс.

Остается без ответа множество вопросов об иракских программах разработки ядерного, химического и биологического оружия и его арсеналах ОМП - и обязанностью Ирака является дать ответы на эти вопросы. Он свои обязательства не выполняет. Как своими действиями, так и своими намерениями Ирак доказывает не то, что эта нация готова разоружаться, но то, что у этой нации есть нечто, что следует скрывать. Ирак по-прежнему относится к инспекциям как к игре в прятки. Ему следовало бы понимать, что время истекает.


Перевод: Федотов Виктор, inoСМИ.Ru
Опубликовано на сайте inosmi.ru: 23 января 2003,
Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03957 sec