Под геополитическим давлением Турция вынуждена пересматривать свои внешнеполитические ориентиры

24 января 2003
Игорь Торбаков

Турция испытывает все более сильное геополитическое давление, связанное с перспективой еще одной войны в Ираке и решением Европейского Союза отложить прием страны в члены ЕС, что вынуждает Анкару произвести переоценку своих внешнеполитических ориентиров. По словам аналитиков, турецкое руководство все в большей степени рассчитывают на помощь евразийских государств в деле ослабления потенциальной нестабильности в регионе.

В последние месяцы происходят значительные изменения во внутренней и внешней политике Турции. Происламская Партия справедливости и развития (ПСР) пришла к власти в Анкаре после убедительной победы на парламентских выборах 3 ноября. [Дополнительную информацию см. Архив рубрики Eurasia Insight]. Между тем в сфере внешней политики происходит эрозия двух главных опор традиционно прозападной ориентации Турции. Нежелание ЕС назначить дату переговоров о вступлении Турции в члены ЕС, как и трения между Анкарой и Вашингтоном в связи с возможной американской кампанией против Ирака, вызывают у турецких лидеров чувство разочарования и побуждают к поиску геополитических альтернатив, – утверждают эксперты по региону.

Значительная часть турецких политиков, в том числе в рядах ПСР, убеждена, что Турции следует укреплять свои позиции на Ближнем Востоке и улучшать отношения с Россией и тюркскими государствами Центральной Евразии, чтобы компенсировать неудачи на «западном фронте». «[Последние] события показывают, что позиции Турции на Западе будут зависеть от той степени влияния, которым страна будет пользоваться на Востоке», – утверждает Киванч Галип Овер, главный редактор сайта Diplomaticobserver.com.

Решение ЕС на декабрьском саммите в Копенгагене существенно снизило интерес, проявляемый Турцией к Евросоюзу. «Сегодня мало шансов на то, чтобы сохранить энтузиазм в отношении ЕС», – говорит политолог Фатма Демирелли.

Некоторые турецкие комментаторы утверждают, что при определении своего будущего курса стране следует учесть два существенно важных фактора – географический и исторический. «Политика обычно определяется географией», – говорит Овер.

Географическое положение Турции, по мнению некоторых политологов, способствует евразийской и ближневосточной стратегической ориентации. «Если Турция недостаточно европейская страна, чтобы претендовать на членство в Европейском Союзе, то ей следует выступить с собственными инициативами на своих исключительно важных задворках», – говорится в комментарии, опубликованном во влиятельной газете Turkish Daily News. «Пусть ЕС и НАТО занимаются решением собственных оборонительных задач на южном фланге. В конце концов, дело не только в том, что большая часть Турции не находится на европейском континенте, но и в том, что страна весьма далеко расположена от Северной Атлантики».

На принятие решений Анкарой должен повлиять и исторический фактор. Турецкая Республика является исторической наследницей могущественной Османской империи. Имперские воспоминания, утверждает аналитик, все еще живы. «Турция такая страна, где люди помнят события прошлого так... как если бы они случились вчера», – говорит Овер. Симптоматично, что исторические и географические соображения высказывает и Таджан Илдем, советник турецкого президента Ахмета Недждета Сезера по внешней политике, когда объясняет нежелание Анкары полностью поддержать американские планы нападения на Ирак и смещения его Саддама Хусейна. Вклад Турции в возможную операцию будет носить «ограниченный характер вследствие ее исторических связей с соседней страной и того статуса, который она имеет в регионе», – заявил Илдем на еженедельном брифинге.

Недавние шаги, предпринятые правительством ПСР, свидетельствуют о пересмотре дипломатических приоритетов Турции. Пока турецкий премьер Абдуллах Гул совершал тур по Ближнему Востоку, лидер ПСР Реджеп Тайип Эрдоган в начале января нанес визиты в Москву, а затем в Азербайджан, Туркменистан и Казахстан.

В Азербайджане Эрдоган призывал к укреплению «стратегического партнерства» между Анкарой и Баку, одновременно предлагая поддержку позиции Азербайджана по политическому урегулированию Нагорно-Карабахского конфликта. Турецкий лидер сказал также, что выступает за быстрое развитие торговых отношений между Азербайджаном и Турцией, выразив надежду, что к 2004 г. торговый оборот между двумя странами достигнет 1 млрд долларов. Бакинская ежедневная газета «Зеркало» назвала планы Эрдогана «космическими», заметив, что в 2001 г. объем торговли упал до 295 млн.

«Своей поездкой в Среднюю Азию [Эрдоган] открыл новые горизонты в отношениях с Евразией», – написал Мехмет Оджактан в происламской газете Yeni Safak.

Одним из твердых сторонников «евразийского вектора» в руководстве ПСР является Мехмет Дулгер, глава парламентского Комитета по международным отношениям. В обширном интервью Turkish Daily News законодатель решительно заявил о необходимости пересмотра приоритетов во внешней политике Турции.

«Посмотрим внимательно на карту», – начал интервью Дулгер. Высказав мысль о предпочтительности развития отношений с Россией, он добавил, что ориентация Анкары может носить и более широкий характер. «Почему не установить более тесные отношения с Украиной? Почему бы нам не возродить, как альтернативную, программу сотрудничества причерноморских государств? Кроме того, существует Иран».

Дулгер поддерживает также участие Турции в так называемом «Евразийском треугольнике», в который входят Китай, Индия и Россия. «Нам не следует упускать свой шанс, отвергая предложение занять ведущее положение в альтернативном [евразийском] альянсе тогда, когда ЕС продолжает отказывать нам в членстве», – сказал он. Во время визита Эрдогана в Москву вопрос о Евразийском треугольнике занял одно из центральных мест в беседе с российским президентом Владимиром Путиным, – сообщила турецкая ежедневная газета Mulliyet.

Некоторые ведущие турецкие политстратеги всячески подчеркивают, что в целом внешняя политика Анкары остается без изменений. Однако даже они начинают признавать значение вновь обретенной евразийской идентичности. Недавние визиты турецких руководителей на Ближний Восток и в Среднюю Азию не нацелены на создание «альтернативы Европе», – утверждает профессор Ахмет Давутоглу, главный советник премьер-министра Гула по внешней политике.

Конечной целью Турции, заявил Давутоглу, остается полное членство в ЕС. В то же время, добавил он, «Турция – страна, вовлеченная в [евразийскую] и центральноазиатскую политику... Мы должны учитывать многообразие существующих географических и исторических факторов».

От редакции. Игорь Торбаков – независимый журналист и историк, специалист по СНГ. Кандидат исторических наук (МГУ), доктор философских наук (Украинская Академия наук). Работал в Институте российской истории (РАН) в 1988-1997 гг. Приглашенный исследователь в Институте Кеннана (1995), фулбрайтовский стипендиат Колумбийского университета (2002). В настоящее время живет и работает в Стамбуле (Турция).

Частично материал для данной статьи был собран Фаризом Исмаилзаде, независимым автором, живущим и работающим в Баку.


Истчоник: Eurasianet от 23.01.2003

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03778 sec