«Американская карта» российского атома

17 декабря 2003
Академик Александр Румянцев – нетипичный российский министр.
Он не принадлежит ни к клану питерских, ни к когорте силовиков.
До вступления в свою нынешнюю должность главы Министерства РФ по атомной энергии он занимал престижный в научной элите пост директора легендарного Курчатовского института. В беседе с «ДЛ» Александр Румянцев рассказывает, почему России выгодно торговать ядерными технологиями за границей и как при этом Москва может и в большой политике не проколоться, и немалую коммерческую выгоду извлечь.

«ДЛ»: Александр Юрьевич, как сегодня складывается сотрудничество России в сфере ядерных технологий с другими государствами? Кто наши главные партнеры? Выгодно ли нашей стране работать на международном рынке?

– Если бы нам было невыгодно работать за границей, никто бы Россию туда силком не затащил. Нас приглашают, потому что мы имеем передовые технологии, уникальные разработки, в конце концов, опыт, который просто так не наживешь.

Что касается наших партнеров, то, как вы знаете, мы активно сотрудничаем с Ираном, скоро в этой стране завершится строительство ядерного блока в Бушере. Еще два блока мы монтируем в Китае, столько же – в Индии. А вот из Финляндии, к сожалению, французы нас выдавили, хотя мы и участвовали там в выгодном тендере.

Кроме того, пока у нас сохраняются хорошие позиции в странах бывшего СЭВа – Венгрии, Словакии, Болгарии, Чехии. Правда, не надо забывать о том, что после вступления этих государств в Евросоюз ситуация явно изменится, и, скорее всего, нас начнут оттуда выживать. Недобросовестная конкуренция почти всегда встречает нас там, где у нашей страны есть хорошие шансы закрепиться на местных рынках. Но России, честно говоря, к такому отношению не привыкать.

Ну и конечно, очень успешно мы работаем на всем постсоветском пространстве. Главный партнер здесь для нас Украина, а также все те республики бывшего СССР, где были в прошлом смонтированы ядерные реакторы.

«ДЛ»: А как развиваются отношения с США? Ведь раньше считалось, что наша атомная промышленность, по подобию космической, чуть ли не сидит на американской долларовой игле.

– Я бы так не сказал. Ничего мы американцам не даем задаром, и ничего они нам в виде каких бы то ни было подачек не подбрасывают. Судите сами.

С 1995 года мы сотрудничаем с Америкой в рамках Соглашения об использовании высокообогащенного урана, извлеченного из ядерного оружия. Это значит, что американцы ежегодно закупают у нас обогащенный уран для нужд своей атомной промышленности на сумму $450 млн. А это, между прочим, обеспечивает 50% потребностей Соединенных Штатов в обогащенном уране. И такое сотрудничество будет продолжаться до 2013 года.

К тому же Россия и Америка на паритетных условиях ведут разработку международного некоммерческого термоядерного реактора. Процесс его создания идет параллельно в Японии, ФРГ и в США, в Сан-Диего. Сейчас монтируется демонстрационная площадка, готовятся рабочие чертежи, и в скором будущем такой реактор может быть запущен в виде экспериментальной установки.

Ну и особо надо отметить огромный интерес американцев к нашим передовым технологиям. Некоторые проекты мы ведем совместно с МАГАТЭ, а некоторые – на двусторонней основе. Наших партнеров в США очень привлекают российские технологии, связанные с использованием изотопов в медицине для диагностики и терапии, продукция отечественного атомного машиностроения – особенно производство изделий из «нержавейки» для пищевой индустрии. Многие наши достижения мы показали американцам на специальной выставке предприятий Минатома, которая недавно с успехом прошла в Филадельфии.

Помимо этого, несколько десятков миллионов долларов в год нам может принести закупка Америкой в России 38-го плутония в его невоенной версии. Американцы хотят использовать его для дальней космической разведки как источник энергии. Для нас подобные сделки очень выгодны.

«ДЛ»: Известно, что США проявляют интерес и к бывшим советским ядерным реакторам, которые находятся на территории ныне независимых республик.

– Мы как раз сейчас работаем совместно с США над новым проектом в Узбекистане. Под Ташкентом остался исследовательский реактор, который был построен еще во времена Советского Союза и с которого надо вывозить отработанное ядерное топливо. Американцы в рамках этого проекта будут выделять средства правительству Узбекистана, а оно оплатит нам работы по утилизации топлива.

Если проект по Узбекистану будет успешно реализован, то мы можем распространить подобное сотрудничество и на другие реакторы, находящиеся на территории бывших советских республик. Кроме того, похожий по сути проект может быть осуществлен и в Югославии, а также в ряде стран Восточной Европы, где до сих пор используется бывшее советское оборудование.

«ДЛ»: Как продвигается строительство атомной станции в Бушере? Ведь не секрет, что как только российские и американские руководители встречаются в официальной или неформальной обстановке, так сразу же разговор заходит о вверенном вам хозяйстве в Иране.

– Знаете, мы сотрудничаем с Америкой в очень многих областях – и сотрудничаем, надо признать, достаточно успешно. Это и вопросы нераспространения ядерных технологий, и перепрофилирование российских так называемых атомных городов, и проблемы конверсии... А вот как дело доходит до нашего сотрудничества с Ираном – так американцам все, что мы там делаем, категорически не нравится, и они нам неоднократно намекали, что в идеале хотели бы, чтобы Россия вообще перестала иметь дело с Ираном в атомной области.

«ДЛ»: Но Россия, судя по всему, нажиму не поддается, и строительство атомного реактора в Бушере продолжает.

– Во время пребывания в Соединенных Штатах я встречался с конгрессменами, представителем госдепартамента Джоном Болтоном, помощником президента по национальной безопасности Кондолизой Райс, и все они высказывали свою озабоченность тем, что мы продолжаем работать с Ираном. Я им замечаю: ну чего вы критикуете Россию? Ведь мы не нарушаем никаких международных соглашений в Иране. Мы работаем там только в открытых областях. Закончить сооружение реактора в Бушере мы хотим к концу 2005 года, а в середине 2006 года этот блок будет включен в единую энергетическую систему Ирана.

Еще раз повторяю, позиция России в этом щекотливом вопросе такова: Иран должен подписать дополнительный протокол к уже имеющимся соглашениям, по которым инспекторы МАГАТЭ, среди которых есть и представители США, смогут посетить и осмотреть любой атомный объект на территории Ирана. Мы ведем переговоры на эту тему с иранской стороной, и они склоняются к тому, чтобы такой протокол подписать.

«ДЛ»: Но, насколько известно, пока Россия защищает иранцев перед Белым домом, официальный Тегеран периодически усложняет ситуацию. Иранцы то и дело затягивают сам процесс строительства в Бушере. К тому же они до сих пор не определились с проблемой вывоза отработанного ядерного топлива со своих реакторов.

– Понимаете, я американцам все время объясняю, что Иран – это не Америка и не Франция. Если в Европе и США сотрудничество у нас идет по взаимной договоренности со специалистами, которые знают свой предмет не один десяток лет, то Иран только учится работать с атомом.

Многое они не знают, у них нет опыта, они не всегда понимают, как функционирует подобная сфера в других странах. Вот мы им предложили отправлять в Россию отработанное ядерное топливо на переработку с реактора в Бушере и, соответственно, как это принято в международной практике, платить нам за подобную услугу. А иранцы говорят: вы это топливо будете еще потом использовать? Мы отвечаем: ну конечно. Тогда Иран требует: вот и покупайте у нас это отработанное топливо. Чего это, дескать, мы должны России давать деньги за то, что само денег стоит?

Приходится объяснять, что так дела не делаются. Они продолжают торговаться, и пока мы склоняемся к тому, чтобы определить стоимость вывоза отработанного топлива лет через восемь, когда оно будет уже готово к отправке из Ирана в Россию. Ну, а пока, на уровне джентльменской договоренности, решили так. Россия готова принимать отработанное топливо с иранских ядерных реакторов, а иранская сторона – его нам направлять на взаимовыгодных коммерческих условиях.

«ДЛ»: Предлагают ли США России какую-либо финансовую компенсацию в обмен на замораживание ядерного сотрудничества с Тегераном? Например, оплачивать загрузку наших атомных предприятий или, к примеру, построить в самих США с российским участием объект, подобный Бушерскому?

– По принципу «деньги в обмен на политику» они с нами не торгуются. Но думаю, что определенное политическое давление Соединенные Штаты в недалеком будущем могут вполне использовать. Ведь соглашения между СССР и США и более позднее – между США и Россией – по нераспространению ядерных технологий уже устарели, и нужно уже сейчас готовить абсолютно новый договор. И вот здесь нам намекают: у подобного российско-американского соглашения могут быть серьезные проблемы при прохождении в конгрессе Соединенных Штатов, если Москва будет продолжать сотрудничать в ядерной сфере с Тегераном.

«ДЛ»: Ну, а как вы относитесь к тому, что целый ряд европейских стран, пользуясь продолжающимися спорами по Ирану между Россией и США, пытаются проникнуть на иранский ядерный рынок?

– Иранцы действительно рассматривали вариант закупки ядерного топлива для реактора в Бушере не в России, а в некоторых европейских странах. Ну и что? Мы, например, поставляем свое топливо во Францию и Германию, и там оно пользуется неплохим спросом. Хотят иранцы покупать топливо еще где-то – пожалуйста. Не надо забывать, что на официальном уровне Иран уведомил мировое сообщество о том, что планирует построить у себя еще шесть реакторов, подобных тому, что мы строим в Бушере. Так что в Иране на всех работы и контрактов хватит.

«ДЛ»: Вы как-то упоминали о том, что предлагали США совместно посотрудничать в Бушере, чтобы снять все вопросы в отношении угроз со стороны ядерных программ Ирана.

– Ну, это была больше шутка с моей стороны. Мы ведь понимаем, что пока по политическим мотивам Америка с Ираном в таких вопросах сотрудничать не станет. Но со своей стороны мы делаем все, чтобы убедить американцев: не надо безосновательно подозревать Иран в каких-то ядерных амбициях, и не надо критиковать Россию за то, что она работает в Иране, соблюдая при этом все нормы международного права.

«ДЛ»: И, наконец, вы как специалист верите в то, что, используя российские технологии, Иран в состоянии будет создать в ближайшее время собственное ядерное оружие?

– Скажу так: если Тегеран подпишет дополнительный протокол по сотрудничеству с МАГАТЭ, то втайне от мирового сообщества создать собственное ядерное оружие будет просто невозможно.

Российская атомная энергетика сохраняет хорошие позиции в таких странах, как Венгрия, Словакия, Чехия, где, как и на болгарской АЭС «Козлодуй», действуют реакторы отечественного образца.

В 2005 году Россия планирует завершить строительство атомного реактора в Бушере. Именно этот проект российско-иранского сотрудничества вызывает наиболее резкую критику со стороны США.

Передовые технологии, уникальные разработки и огромный опыт, накопленный в ядерной сфере, позволяют России достойно выдерживать конкуренцию на мировом рынке.

Юрий СИГОВ, Вашингтон

Источник: Журнал 'Деловые Люди' №153 за декабрь 2003г.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03803 sec