Президент Буш попал в западню, которой надеялся избежать

02 октября 2003
Американо-российский саммит закончен. Главными темами переговоров между президентами Путиным и Бушем в загородной резиденции американских президентов Кемп-Дэвид под Вашингтоном были двусторонние отношения, борьба с терроризмом, нераспространение ядерного оружия, ситуация на Ближнем Востоке, Ирак, ядерные программы Ирана и Северной Кореи.

Чего удалось достичь на этом саммите обеими сторонам?
По мнению VOA, встреча президентов состоялась в весьма критический момент в американо-российских отношениях. Белый Дом пытается убедить кремлевских руководителей поддержать американскую ближневосточную инициативу во всех ее параметрах - от реконструкции Ирака до свертывания иранской ядерной программы. В то же время это был весьма короткий и неформальный саммит.

Программа пребывания Путина в США включала посещение пожарной команды в Нью-Йорке, выступление перед студентами Колумбийского университета, посещение нью-йоркской фондовой биржи, встречу с капитанами американского бизнеса и даже посещение одной из широкой сети бензозаправочных станций «Getty», которые были куплены «Лукойлом». Если принять все это во внимание, то не останется сомнений, что его визит в Соединенные Штаты был рассчитан как игра на популярность.

VOA попросил двух американских политологов высказать мнение об американо-российском саммите и о будущем американо-российских отношений.

Профессор Нью-Йоркского университета Стивен Коэн делит американо-российские встречи в верхах на две разновидности - встречи, на которых подписываются важные двусторонние соглашения, и встречи «для проформы», на которых оба лидера делают вид, будто они большие друзья, но в ходе встречи ничего существенного не достигают. Этот саммит, как считает профессор Коэн, принадлежал ко второй разновидности.

Такого же мнения придерживается и профессор Маршалл Голдман, известный экономист, содиректор Центра российских и евразийских исследований при Гарвардском университете. Он считает, что на саммите ничего важного достигнуто не было, и что встреча была лишь подтверждением дружеских отношений между двумя президентами.

Борьба с терроризмом выдвинулась на авансцену со времени нападения террористов на США 11 сентября 2001 года. На московском саммите в мае 2002 года президенты Буш и Путин обсуждали новое партнерство в борьбе с терроризмом. Какие практические шаги были сделаны с того времени?

«Весьма незначительные, - считает Стивен Коэн. - Основная проблема с так называемым «партнерством в войне против терроризма» состоит в том, что Россия пошла Соединенным Штатам на большие уступки, а взамен не получила ничего. Кроме того, с тех пор, как была задействована эта программа, США создали вокруг России сеть крупных американских и натовских военных баз. С точки зрения Москвы так партнеры не поступают. Так ведут себя потенциальные враги. И это наиболее серьезные препятствия на пути подлинного американо-российского партнерства».

Соединенные Штаты предоставляют России миллиарды долларов на ликвидацию запасов химического и биологического оружия. Во время недавнего посещения России сенатор Лугар заявил, что отказ России допустить американских инспекторов в свои военно-биологические лаборатории ставит под вопрос дальнейшее финансирование Соединенными Штатами программ по уничтожению огромного арсенала российского химического оружия. Что думает профессор Коэн по этому поводу?

«Я считаю программу Нанна-Лугара самой важной инициативой по борьбе с распространением оружия массового поражения, поскольку Россия обладает наиболее крупными запасами этого оружия, которое может попасть в руки потенциальных террористов, - говорит Коэн. - Часть проблемы состоит в том, что Конгресс не выделил достаточного количества денег на их ликвидацию. Но основные политические препятствия все же воздвигаются Россией. По разным причинам за последние годы в России заметно возросли антиамериканские настроения - и не только среди российских граждан, но и в рядах бюрократической элиты, которая в состоянии ставить преграды на пути проведения этой программы в жизнь. Именно об этом и говорил сенатор Лугар».

На экономическом саммите в Хьюстоне в прошлом году много внимания уделялось энергетическим вопросам. Сообщалось, что США готовы вкладывать ежегодно до 18 миллиардов долларов в российский энергетический сектор и что Америка может стать важным стратегическим партнером России в плане импорта нефти. Что было достигнуто в этом плане?

«Публично ничего объявлено не было, - отвечает профессор экономики Маршалл Голдман. - Было бы интересно узнать, о чем оба президента говорили с глазу на глаз. Мне интересно, поднял ли президент Буш вопрос о стабильности российской нефтяной индустрии, в частности, как обстоит дело с возможным слиянием ЮКОСа и «Сибнефти». И хотя Америка не должна вмешиваться в противостояние ЮКОСа и российских властей, эти события косвенно отражаются на Соединенных Штатах. Если американские компании посчитают, что политическая ситуация в России нестабильна, что власти будут и далее преследовать или бросать за решетку руководителей других компаний независимо от того, виновны они в чем-либо или нет, это будет порождать неопределенность».

По мнению профессора Голдмана, экономические отношения между США и Россией оставляют желать лучшего: «У Соединенных Штатов с Россией огромный торговый дисбаланс, - замечает он. - Мы покупаем намного больше российских товаров, чем они покупают наших. Раньше все было наоборот, потому что мы экспортировали в Россию зерно. Сейчас Россия больше не покупает нашего зерна. Раньше они покупали нашу курятину, но сейчас и этот экспорт снизился из-за политики протекционизма. Мы импортируем из России преимущественно сырье - металлы и нефтепродукты».

Насколько близки отношении между США и Россией и каковы их перспективы на будущее? Вот как их оценивает профессор Коэн: «Каждая сторона рассматривает эти отношения по-своему. Администрация Буша смотрит на Россию не как на равного партнера, а как на «помощника». Когда ей нужна помощь России, она рада ее получить. В других случаях она игнорирует то, что Россия считает своими законными национальными интересами. Это вызывает у Москвы подозрение относительно готовности США когда-нибудь относиться к России как к равному партнеру. Тот факт, что российская элита, и даже кремлевский аппарат, сомневаются в этом, создает реальную проблему для проамериканского лобби в России».

Профессор Голдман считает, что отношения между США и Россией в настоящее время не столь близки, как прежде. Соединенные Штаты добиваются поддержки России в вопросе иранской программы создания ядерного оружия, ситуации с Северной Кореей и, возможно, отправки в Ирак российского контингента в состав коалиционных сил.

Положительных ответов на это на саммите в Кемп-Дэвиде получено не было, указывает Маршалл Голдман: «Президент Буш, возможно, был не только огорчен этим, но даже оказался в неловком положении.

Теперь некоторые в США говорят: чего же стоят эти «новые американо-российские отношения»? Президент Буш попал в западню, которой, по его собственным словам, он надеялся избежать. Теперь получается, что этот саммит был лишь подтверждением личных, а не государственных отношений. Раньше русские спрашивали, что дают нам эти отношения? Поправка Джексона-Вэника не была отменена, мы не получили того, мы не получили другого... Теперь американцы задают такие же вопросы - а что мы получаем?»

«Меня интересует, как долго продержатся эти «личные отношения между Джорджем и Владимиром». Мне лично кажется, что пик хороших отношений у нас позади. Это не значит, что отношения будут ухудшаться, но можно предположить, что они не будут столь же динамичными, как прежде», - считает профессор Голдман.

Источник: МиК от 02.10.2003
Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03786 sec