Почему Иран не хочет подписать дополнительный протокол с МАГАТЭ

29 сентября 2003
Самым неудобным пунктом российско-американского саммита являлся не позиция России по Ираку, не борьба с международным терроризмом и даже не реформы ООН, а ядерная программа Ирана. Очевидно, что между Владимиром Путиным и Джорджем Бушем имеются серьезные разногласия по этому вопросу.

Российский лидер фактически спас ООН, международное право и систему международных отношений от надвигающегося коллапса, к которому с завидным постоянством подталкивали США на протяжении нескольких последних лет. Речь идет о праве суверенного государства решить свои энергетические проблемы по своему усмотрению, т.е. путем использования технологии мирного атома.

США не хотят, чтобы Иран имел мирный атом, тем более с помощью России. Сейчас они в этом не заинтересованы, потому что политико-экономическая конъектура не та. А в действительности инициатором и главным фаворитом применения в Иране ядерных технологии были сами США.

Общеизвестно, что первый атомный реактор в Иране построили именно США, взамен на дешевую нефть и лояльность шахского режима в вопросе бесконтрольного присутствия американцев на иранской земле. И нынешний режим в Иране является порождением американской интервенции, т.к. исламская революция была ответной, защитной реакцией иранского народа от бесцеремонного вторжения, навязывания чужеродной культуры и откровенного разграбления природных богатств этой страны.

Главной причинной ненавистного отношения США к нынешнему режиму Ирана является патологическая обида США на Иран. Так как с приходом имама Хомейни американцы были вышвырнуты из Ирана, были приостановлены любые контакты, в том числе и политические с этой страной и самым чувствительным и нокаутирующем ударом во всей истории США было публичное унижение Америки на протяжении 404 дней, когда американские дипломаты, взятые иранскими студентами в заложники, оказались перед полным бессилием этой супердержавы. Поэтому истерично-нервозная позиция США против Ирана многими воспринимается, как стремление каким-то образом компенсировать политические и экономические неудачи этой страны на иранском направлении.

Иначе объяснить чрезмерную чувствительность США к ядерной программе Ирана невозможно. В настоящее время почти с десяток стран мира обладают ядерным оружием, десятки стран успешно используют ядерные технологии в мирных целях и дальнейшее развитие цивилизации настоятельно требует применения современных ядерных технологий в мирных целях, т.к. во-первых, обычные энергоресурсы не бесконечны, и, во-вторых, энергоресурсы, выработанные посредством ядерных технологий в десятки раз дешевле. Это было бы тоже самое, если отказаться от метро в больших городах, ссылаясь на то, что существует наземный вид транспорта.

Итак, почему же Иран до сих пор тянет и не подписывает дополнительный протокол с МАГАТЭ?

Во-первых
, МАГАТЭ вместо содействия своим членам в разработке ядерных технологий в мирных целях, в последние годы превратилось в политизированную структуру, которая выполняет исключительно контрольно-разрешительные функции и этим утратило былое доверие к себе. Этому, в первую очередь, способствовали США, т.к. они постоянно не доверяли проверкам МАГАТЭ.

Во-вторых, иракский пример показал, что проверки инспекторов МАГАТЭ свелись не к поискам ядерного оружия, а в основном сбору информации о стратегических объектах этой страны. Позже, не данные американской разведки, а именно информация, собранная инспекторами МАГАТЭ служили причиной поразительной точности авиации американо-английской коалиции по иракским объектам.

В-третьих, иранское руководство не уверенно, что существующая ныне система гарантии МАГАТЭ служит весомой основой от не санкционированного доступа к важнейшим стратегическим объектам Ирана. В самом деле, где гарантии того, что после подписания дополнительного протокола у инспекторов МАГАТЭ не появиться соблазн проверить любой, включая и военные объекты Ирана. Ведь, у них в любое время может появиться «некая интересная информация» по поводу того или иного иранского объекта. Не секрет, что у Ирана имеется много интересного, например, иранская ракетная программа впечатляюще продвинута.

В-четвертых, Иран при всей нелепости ситуации готов подписать дополнительный протокол с МАГАТЭ. Об этом говорят руководители государства с момента возникновения этого вопроса. Но при таком чудовищном давлении подписать Ирану этот протокол на условиях МАГАТЭ и без четких гарантий безопасности в Иране воспринимается публичным унижением этой страны. Ведь, ни одна страна, ни США, ни ведущие страны Европы, даже стратегический партнер Ирана - Россия, признавая суверенное право этой страны использовать ядерные технологии в мирных целях, ни разу не заявили о гарантиях МАГАТЭ и о том какими должны быть, на их взгляд, подходы Ирана к этому вопросу.

В - пятых, Сторонники жесткой линии в Иране обвиняя руководства страны в беспринципности, призывают прекратить любые контакты с МАГАТЭ и выйти из ДНЯО. Они апеллируют тем, что США оккупировав Ирак, практически завершили полное окружение Ирана. Мало того, что Иран находится в окружении недружественных государств, многие из которых, обладая ядерным оружием, не являются членами МАГАТЭ и не вступают в ДНЯО. К тому же Израиль, постоянно угрожая применить свой ядерный арсенал против Ирана, не только не осуждается мировым сообществом, но и получает последнюю технологию ОМУ от США. В этой ситуации подписание этого протокола было началом конца Исламской республики, т.к., по их мнению, МАГАТЭ как ЕС и многие другие международные структуры давно уже превратилось в структурное подразделение мирового правительства во главе с США.

В-шестых, Многие в Иране уверены, что США, на самом деле, мало интересуют ядерная программа Ирана. США твердо убеждены, что в Иране технологии ОМУ не существует. Им необходим, во что бы ни стало изменить режим в Иране и как можно быстрее. Так как в силу ряда причин, особенно, в силу роли и место Ирана как региональной супердержавы, если не изменить нынешний режим в Иране, США никогда не смогут разрешить ближневосточную проблему, нормализовать ситуацию в Афганистане, посадит ручное правительство в Ираке. Решение этих вопросов связаны с глобальными политическими и экономическими интересами США на Ближнем и Среднем Востоке, в Центральной Азии и в Каспийском регионе.

Парадокс заключается в том, что если абстрагироваться от некоторых изъянов нынешней иранской действительности, то Иран является для Америки не противником, а естественным союзником. Иран всегда был сдерживающим фактором на пути распространения советского влияния на Ближнем и Среднем Востоке и в Азии. И сейчас ирано-американское сближение было бы сопряжено с колоссальными потерями для России. Оно быстро ограничило бы присутствие России во многих регионах мира, где по-прежнему сильны позиции Ирана. В иранском обществе и сегодня много технократов и прагматиков, которые явно симпатизируют западной, преимущественно американской технологии. Более того, в этом случае Иран легко мог бы без особой оглядки на традиционные раздражители активизировать свою политику в разных регионах мира.

Все это прекрасно понимает Владимир Путин. Об этом красноречиво говорят его вступления на сессии генеральной ассамблеи ОНН и на российско-американском саммите. Очевидно одно, оставить Иран на произвол судьбы, взамен на лояльность США - слишком дорогая цена для России, причем, во всех отношениях.




Раджаб САФАРОВ,

Генеральный директор
Центра изучения современного Ирана.


Источник: Время Новостей от 29.09.2003
Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03468 sec