Нераспространение для всех, кроме США?

29 августа 2003
МОСКВА, 29 августа. /Политический обозреватель РИА "Новости" Владимир Симонов/. Пхеньян, безусловно, обладает даром изумлять. В четверг, когда участники шестисторонних переговоров по ядерной программе Северной Кореи, проходящих в Пекине, уже набрасывали черновик расплывчатого, но в общем оптимистичного коммюнике, на них обрушился, как пишут сочинители детективов, удар из темноты.

Северная Корея заявила о намерении официально объявить себя ядерной державой и продолжить испытания ядерного оружия.

В дополнение к этому сюрпризу Ким Ён Ир, глава северокорейской делегации, напомнил, что его страна уже обладает средствами доставки такого оружия. Видимо, он имел в виду модификации ракеты "Теподонг-1", запуски которой начались еще в 1998 году.

Стало ясно, что Пхеньян не отказался от любимой привычки строить свою дипломатическую игру на комбинации покладистости и воинственности. В целом соглашаясь с идеей диалога насчет безъядерного статуса Корейского полуострова, он не гнушается угрожать испытательными взрывами.

Это не путаница в мозгах северокорейских переговорщиков, посылающих некие противоречивые сигналы остальным участникам пекинской встречи - США, России, Китаю, Японии и Южной Корее. Это сознательная попытка поднять градус напряженности. И сбить с толку своего главного противника в лице Вашингтона.

США встретили выпад стоически. Клер Бучан, представительница Белого дома, оценила первый раунд переговоров в Пекине как "успешный". Что касается собственно угрозы Пхеньяна приступить к ядерным испытаниями, то Бучан записала её в "длинную историю поджигательских заявлений, которые изолируют Северную Корею от остального мира".

Безусловно, этот остальной мир уже привык видеть Пхеньян, скачущим сразу на двух лошадях - диалога и шантажа. Но вряд ли новый острый приступ ядерных амбиций приблизит осуществление задач, которые ставит перед собой северокорейская сторона.

Объяви себя Северная Корея на самом деле, официально ядерной державой, ей, конечно, не дождаться от США ни гарантий от американского военного вмешательства, пусть даже самых туманных, ни столь желанной экономической помощи, ни возобновления поставок нефти, прерванных в конце 2002 года.

Претензии на статус ядерной державы ожесточают, если не отталкивают от КНДР и других участников шестисторонних переговоров.

Китай, сегодня близкий союзник Пхеньяна, конечно, не испытывает никакой радости от появления призрака ядерного государства на своей границе. В результате Северная Корея может лишиться самого крупного поставщика гуманитарной помощи и электроэнергии.

Что касается Сеула, то он всегда резко осуждал ядерную программу северного соседа. Но занимал более мягкую позицию, чем Вашингтон, опасаясь, как бы слишком бесцеремонное экономическое и военное давление на КНДР не вышло боком самой Южной Корее, находящейся в зоне поражения северокорейских вооружений.

Теперь же воинственные заявления вроде того, что прозвучало в Пекине в четверг, могут заставить Сеул потерять терпение. Тогда ничто не помешает президенту Но Му Хену попросить Джорджа Буша предпринять против Пхеньяна те "дальнейшие меры", на которые намекало еще в мае американо-южнокорейское коммюнике.

Ядерный шантаж Пхеньяна ожесточает и Японию, которая еще не пришла в себя после испытаний южнокорейской ракеты, пролетевшей пять лет назад над главным японским островом Хонсю. Чувство постоянной угрозы с Корейского полуострова уже заставило Токио присоединиться к международной инициативе, нацеленной на перехват в море поставок оружия массового поражения из "стран-изгоев".

После угрожающей тирады Ким Ён Ира осложняется и посредническая роль России. Как не раз давал понять глава российской делегации на шестисторонних переговорах Александр Лосюков, продвижению диалога вперед мешает неуступчивость как Пхеньяна, так и Вашингтона, не испытывающих большого желания сокращать число взаимных требований и условий.

Москва предупреждала, что каждый очередной ультиматум вызовет эффект бумеранга. Стоило северокорейской стороне заявить в четверг о своем намерении начать ядерные испытания, как из Вашингтона тут же огрызнулись. Джон Пайк, близкий к администрации Буша директор аналитического центра "Глобал секьюрити", пригрозил: в этом случае у США "не останется иного выбора, как нанести удар по северокорейским ядерным объектам".

Все это прискорбно. С другой стороны не время ли задуматься, почему государства вроде Северной Кореи начинают открыто настаивать на своем праве обладать ядерным оружием? Мало сомнений, что к этому их побуждает вполне обоснованный страх: вслед за Афганистаном и Ираком им тоже может угрожать превентивное нападение США.

К тому же так ли уж безгрешен сам Вашингтон, когда он имперски диктует с вершины своего величия другим государствам: "Не смейте и думать о ядерном статусе"?

Проповедуя режим нераспространения, Соединенные Штаты далеки от того, чтобы показывать пример, как нужно соблюдать этот режим. Напротив, они исподволь, тихой сапой расширяют исследовательские программы по разработки новых типов ядерных вооружений.

На эту вопиющую двойственность стандартов обратил на днях внимание Мохамед Аль-Барадеи, глава Международного агентства по атомной энергии /МАГАТЭ/.

"Правительство США требует, чтобы у других государств не было ядерного оружия. Тем временем оно само вооружается", - заявил он в интервью германскому еженедельнику "Штерн".

Аль-Барадеи имел в виду не только план Джорджа Буша создать новую систему космической противоракетной обороны. Обязательствам, взятым Вашингтоном по Договору о нераспространении ядерного оружия 1968 года, противоречат и разработки в американских ядерных центрах так называемых мини-бомб, предназначенных для поражения подземных бетонных бункеров.

"В результате небольшое число привилегированных государств окажется под ядерным оборонительным щитом, тогда как остальной мир - вне его, - предупредил глава МАГАТЭ. - Если мы не прекратим применять двойные стандарты, то нас завалят еще большим количеством ядерного оружия. Мы - на распутье".

Аль-Барадеи сравнил Международное агентство по атомной энергии в его нынешнем виде с пожарной командой. "Сегодня Ирак, завтра Северная Корея, послезавтра Иран. А что потом?" - задал он риторический вопрос.

Ответ состоит в том, что нет плохого ядерного оружия и хорошего ядерного оружия. Неприемлема такая ситуация, когда к первому вроде бы стремятся "безответственные", "злонамеренные" государства вроде Ирана и Северной Кореи, и им надо дать по рукам. А второе совершенствует и размножает высший разум в лице Соединенных Штатов, и поэтому такое поведение якобы - сама благодать божья. Режим нераспространения един для всех и неделим.

Источник: РИА Новости от 29.08.2003
Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03562 sec