Россия – исламская страна?

26 августа 2003
Дружба народов: Сближение с "исламской дугой"

Под таким заголовком Ведомости публикуют полемическую статью Александра Шумилина - директора Центра анализа ближневосточных конфликтов ИСКРАН.


Недавно в России широко обсуждался довольно узкий вопрос - можно ли мусульманкам фотографироваться на документы в традиционных платках. Кассационная коллегия Верховного Суда, а позже министр внутренних дел Борис Грызлов решили дело в пользу исламских активисток. Именно активисток, так как значительная часть "рядовых" мусульманок даже в арабских странах не вполне согласна с такой постановкой вопроса. Ясно, что решение министра было политическим: и с учетом избирательного момента, и с прицелом на более долгосрочную стратегию Кремля - присоединение к Организации Исламская конференция.

Громко заявленный президентом Владимиром Путиным месяц назад в Куала-Лумпуре (Малайзия) "ОИК + Россия" получил неожиданно быстрое развитие: в ближайшие дни в поездку по странам - членам этой организации отправляется Вениамин Попов, посол России по связям с международными мусульманскими организациями (и по совместительству руководитель группы МИДа по исламскому фактору в мировых делах). Он разъяснит суть российской инициативы. Подобная активность говорит о том, что "ОИК + Россия" - проект для Москвы важный и насущный. И, похоже, в немалой части рискованный.

В чем риск? Все просто: а вдруг "гранды" исламского мира решат, что такие новации им ни к чему - все-таки Россия преимущественно страна не мусульманская, а скорее христианская (да еще с претензией на особо значимую роль Третьего Рима! ), в геополитическом плане относится скорее в Северу, чем к Югу, да еще и проблема Чечни! Словом, стоит ли мусульманам так "размывать" свое относительно монолитное и достаточно замкнутое религиозное и отчасти политическое сообщество, коим и является Исламская конференция?

Риск оказаться "полностью отвергнутыми" от этого исламского сообщества, однако, невелик - вряд ли "исламские гранды" (Саудовская Аравия, Иран и т. д. ) рискнут так откровенно оттолкнуть Россию в условиях их нарастающего противостояния Соединенным Штатам. Столь сомнительными, почти враждебными, как сейчас, отношения между Эр-Риядом и Вашингтоном до сих пор никогда не были. Иран вообще может стать следующей целью "комплексной атаки" США (включая и боевые действия). Эр-Рияд и Тегеран нуждаются в Москве, может быть, даже больше, чем Москва в них.

Впрочем, интерес здесь взаимный - политический и экономический: приобщением к Исламской конференции Москва рассчитывает повысить свой статус в международных делах (став "межрелигиозным, межцивилизационным мостом") , содействовать консолидации умеренных в исламском сообществе и тем самым снять проблему Чечни, осложняющую отношения России с исламским миром. Кроме того, возрастут шансы и для внедрения российских компаний, например, в Саудовское королевство: первым из таковых начал процесс создания там совместного предприятия с государственной Saudi Aramco ОАО "Стройтрансгаз". Масштабы же экономических интересов российских предприятий и компаний в Иране хорошо известны.

Так что неудивительно, что уже положительно решен вопрос о российском "наблюдательном" присутствии на ближайшем саммите конференции в октябре в той же Малайзии. В Куала-Лумпуре он был Путиным только поставлен, но, по заявлению МИДа, за эти дни Смоленская площадь получила много положительных откликов из исламских столиц ближнего и дальнего зарубежья; и это, видимо, не блеф. А еще в прошлом году, напомнил Попов, в России с мало афишируемым тогда, но явно рабочим во всех смыслах визитом побывал генеральный секретарь конференции, марокканец Абдельвахид Бельказиз.

Почему именно Россия, а не, скажем, Франция (с тем же процентом мусульман) может "совершить революцию" в ОИК. Главный аргумент следующий: в отличие от "евро-американских", наши 20 млн мусульман не иммигранты; они живут на своей исконной земле, и некоторые из этих территорий сопредельны исламским странам. Так что, считает Путин, "российские мусульмане имеют полное право чувствовать себя частью мусульманского мира". Заденет ли это чувства немусульман в России? Вряд ли: в конце концов, еврейские организации России авторитетно представлены во Всемирном еврейском конгрессе, а среди православной части христиан мира Россия вообще остается одним из лидеров - с разветвленной сетью Московской патриархии и Русской зарубежной церкви.

Так что в плане внутри- и межрелигиозных отношений особых проблем не просматривается. Но некоторые соседи могут не понять - к примеру, в стане традиционно "полурелигиозных" союзников на Балканах, Болгарии и особенно Сербии. Без особого энтузиазма встретят российское членство в Исламской конференции Индия и Китай, видящие основные угрозы своей территориальной целостности как раз со стороны мусульман (соответственно, в Кашмире и в Синцзян-Уйгурском автономном округе). У них, кстати, мусульмане самые что ни на есть доморощенные и числом поболее наших, но в организацию эти страны не спешат - по геополитическим соображениям. Возможно, и в этом плане новаторство России окажется революционным для межцивилизационных отношений, снизив противостояние по линии "христианство - ислам". Впрочем, считает Попов, главное значение вступления России в ОИК имеет психологический фактор: "Это огромной важности шаг для наших мусульман".

Источник: Ведомости от 25.08.2003
Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03416 sec