России есть, что предложить Ирану

25 марта 2017

По приглашению Владимира Путина 27–28 марта Россию с официальным визитом посетит президент Исламской Республики Иран Хасан Роухани, говорится в сообщении Кремля. Правительства стран проделали большую работу, чтобы подписать масштабные экономические соглашения. Но вопросы по перспективам сотрудничества Москвы и Тегерана в этой сфере остаются

 Главы двух стран планируют рассмотреть весь комплекс вопросов российско-иранского сотрудничества. Особое внимание предполагается уделить перспективам расширения торгово-экономических и инвестиционных связей, в том числе в контексте реализации крупных совместных проектов в сфере энергетики и транспортной инфраструктуры. В рамках подготовленного к подписанию пакета документов предполагается принять как общую «дорожную карту» по развитию экономического сотрудничества между Россией и Ираном в средне- и долгосрочной перспективах, так и отраслевые соглашения, например по взаимодействию в сфере связи, а также в нефтегазовой области. Обсуждается также программа «нефть в обмен на товары и услуги» и кредитование иранской стороны.

 На пути к стабилизации экономики Иран прошел долгий и достаточно успешный путь. Так, 40%-ная еще в 2013 году инфляция упала к 7,5% за прошлый год, тогда как ВВП в 2016 году составил 7% по сравнению с -5,8% в 2013-м. Проблем у Ирана достаточно и сейчас, и именно поэтому он ищет пути сотрудничества, в том числе, с Россией.

 При этом следует учитывать угрозу новых санкций в отношении Тегерана со стороны США. Группа американских сенаторов от обеих партий внесла на рассмотрение верхней палаты Конгресса США законопроект, обязывающий Белый дом ввести санкции против лиц, имеющих отношение к ракетной программе Ирана. Инициатива также требует от президента США наложить арест на собственность лиц и организаций, которые "имеют отношение к поставкам, продаже или транспортировке в Иран или из Ирана запрещенных вооружений или связанных с ними материалов".

 Сложностей хватает и в российско-иранских отношениях. Страны остаются конкурентами в энергетической сфере. Иран намерен резко нарастить добычу нефти и претендует на традиционные для России европейские рынки. В четверг, например, появились сообщения о том, что первый танкер с иранской нефтью для Белоруссии прибыл в порт Одессы, на Мозырский НПЗ нефть поступит на этой неделе. И это только первая партия.

 У Ирана и России и исторически взаимоотношения всегда складывались непросто, рассказывает независимый аналитик Дмитрий Адамидов. Это объясняется, прежде всего, тем, что обе страны всегда конкурировали и в Каспийском регионе и в Средней Азии и на Ближнем Востоке. Сохраняется такое положение вещей и сегодня. Да и сложная ситуация на нефтяном рынке вносит свою лепту.  Однако ситуационно мы являемся естественными союзниками  (как в Сирии, так и в рамках ШОС и ОДКБ) и задача стоит перевести данный союз из временного в долгосрочный. Собственно это и стараются сделать  обе стороны в последние годы. Процесс идет откровенно трудно: военным в Сирии оказалось существенно проще договориться, чем политикам и бизнесу.

 «Поэтому, – говорит эксперт, –  я бы не ожидал от данной встречи каких-то прорывов. Иран обычно долго и обстоятельно торгуется, прежде чем заключить какую-либо сделку. Но в нашу пользу играет тот факт, что США с приходом Трампа  резко сменили риторику в отношении Ирана и тем самым дали понять что возврат Ирана на международные рынки не будет триумфальным. Поэтому и в энергетической сфере, и в сфере ВПК у нас появляются неплохие шансы».

 Но на внешнеэкономические отношения с Ираном нужно смотреть с практической точки зрения, с точки зрения прибыли, а не с точки зрения получения каких-то гипотетических преференций во внешней политике, полагает аналитик «Алор Брокер» Алексей Антонов. Ведь в политике эта восточная страна пока находится в стадии роста и будет «дружить» с как можно большим числом стран, ничего им не обещая, но и ни от чего не отказываясь.

 Такая внешнеполитическая стратегия «дружбы со всеми» принесет Тегерану много пользы и переживет и нынешнего лидера, и администрацию Трампа, и еще столетие-другое, уверен эксперт. Доля Ирана во внешнеторговом обороте России составляет около 0,2%, а доля РФ во внешней торговле Ирана — 1,1%, и эти цифр колеблются, плюс-минус 0.5 процентного пункта, с начала 2000-х гг. Если даже товарооборот между Россией и Ираном составляет примерно $1-1.5 млрд, то объем российских инвестиций в Иран на этом фоне вообще невозможно разглядеть - он микроскопический.

 

Чтобы получить выгоду от торговли с этой страной, давайте попытаемся представить - а чего хочет Иран? «Я думаю, – говорит Алексей Антонов, – эта страна делает ставку на то, чтобы получить инвестиции и технологии от западных стран, при этом, не попав в зависимость от них. Первые официальные визиты после отмены санкций Роухани совершил в Италию и Францию - именно они предпочтительные партнеры для Ирана».

 Получив технологии и инвестиции, Ирану нужно построить трубопровод в Европу, и, считает аналитик, как только это будет сделано, сотрудничество с Россией сократится еще раза в два - Иран будет получать деньги на развитие напрямую за счет своих колоссальных запасов нефти и газа. Конечно, от получения технологий и инвестиций до собственного трубопровода в Европу - большой путь, наверное, 30-50 лет, но следует задуматься о роли России в отношениях с Ираном и на этом отрезке времени.

 Одна из ролей в этом процессе - это поставка потребительских товаров для 80 млн жителей Ирана в ходе его экономического роста: иранцы будут предъявлять большой спрос на автомобили, электронику, одежду по мере роста благосостояния, но есть проблема - они будут предъявлять спрос, скорее всего, на европейские автомобили и электронику, а русских аналогов, сопоставимых по качеству, пока нет. То есть наш производственный сектор не готов произвести такое количество качественных товаров, которое Иран готов принять, даже если они оформляются в виде «инвестиций» и даже если мы будем манипулировать ценами на них. А европейские компании почти поголовно расценивают Иран, как рынок сбыта своей продукции.

 Поэтому, заключает Алексей Антонов, пока единственно надежной сферой сотрудничества остается продажа технологий добычи и транспортировки нефти и газа, плюс технологии ядерной энергетики, но все это будет актуально только следующие 30 лет. Дальше российская экономика должна начать производить продукцию и услуги, которые смогут конкурировать с европейскими. И нужно еще понимать, что Европа и США теперь будут постоянно манипулировать угрозой новых санкций, как для Ирана, так и для России, фактор санкций теперь станет одним из основных козырей в международной торговле в этом регионе.

 Анна Королева

«Expert Online» 2017

Подробнее: http://expert.ru

Iran.ru

Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03384 sec