США разыгрывают иранскую карту

Равиль Мустафин,
журналист-международник

15 марта 2017

Предпринимаемые президентом США Дональдом Трампом шаги на Ближнем Востоке напоминают действия не очень опытного, но чересчур самоуверенного игрока. Несмотря на то что его команда еще не до конца определилась со всеми пунктами ближневосточной повестки дня, Вашингтон тем не менее спешит начать свою игру. Ставки в ней выглядят высокими, а первой картой, которую решили разыграть, стала иранская.

 О своем резко негативном отношении к Тегерану Трамп неоднократно заявлял еще в ходе предвыборной борьбы. Если Барак Обама в качестве главных врагов Америки наряду с Россией называл «Исламское государство» (ИГ) и «Аль-Каиду» (обе организации запрещены в РФ), то для Трампа основные противники – международный терроризм и Иран, между которыми он, по сути, ставит знак равенства. Тегеран уже объявлен виновным чуть ли не во всех ближневосточных бедах.

 Стоило Ирану провести испытания своих ракет средней дальности, США сразу же ввели против него санкции якобы за нарушение условий ядерной сделки, хотя на самом деле никакого отношения одно к другому не имеет. Более того, и американские специалисты, и представители Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) еще до избрания Трампа говорили, что Иран строго выполняет взятые на себя обязательства и уже распродал за границу более 95% слабообогащенного урана, а две трети центрифуг передал под контроль МАГАТЭ. Тем не менее Иран с каждым днем становится объектом все более жесткой критики и часто несправедливых нападок со стороны США и ряда его союзников.

 

Причины нынешних иранских проблем кроются не только в той нелюбви, которую питают США к этой стране на протяжении почти 40 лет. После победы в 1979 году Исламской революции Иран превратился из надежного и многолетнего союзника Вашингтона в заклятого врага Запада. Менявшийся на глазах и явно не в пользу США расклад сил в регионе усугублялся чувством униженности и беспомощности, сравнимым с тем, что пережили США после нападения японцев на Перл-Харбор и поражения во Вьетнаме.

 Когда иранцы захватили в Тегеране американское посольство вместе с дипломатами, Вашингтон ничего не мог сделать, чтобы вызволить своих граждан. Организованная президентом Джимми Картером операция по освобождению заложников провалилась. Были потеряны несколько вертолетов, а направленных на спасение дипломатов спецназовцев пришлось самих эвакуировать, причем с потерями. Такого американцы, тем более военные, не прощают. Здесь никак не оправдать иранцев, предавшихся злой забаве громить посольства.

 С тех пор все американские президенты были буквально зациклены на том, чтобы отомстить аятоллам, свергнуть их режим и хоть как-то наказать Иран. Пришлось даже организовать ирано-иракскую войну, натравив на Тегеран Саддама Хусейна в качестве сдерживающей силы. Ирак щедро накачивали оружием и деньгами. Однако, став региональной супердержавой и почувствовав силу, Багдад перестал быть послушным. Угрозы Саддама в адрес Израиля, Саудовской Аравии, оккупация Кувейта в 1990-м привели, в конце концов, к развалу страны, а Саддаму вообще стоили жизни. Те же события привели и к возникновению ИГ.

 Единственным американским президентом, который предпочел более или менее «по-хорошему» договариваться с Ираном, стал Обама. Он вместе с другими западными лидерами при активном посредничестве России пошел на компромисс с Тегераном по вопросу его ядерной программы. Однако договоренности с Ираном, зафиксированные в Совместной всеобъемлющей программе действий (СВПД), не только подверглись острой критике в США, но и привели к ухудшению отношений с Израилем – самому серьезному за всю историю. Не в восторге от ядерной сделки с Ираном были и саудовцы.

 Нынешняя предгрозовая обстановка вокруг Ирана объясняется совпадением ряда обстоятельств. Во-первых, Тегеран в последнее время заметно расширил свое влияние, особенно после создания трехстороннего альянса с участием России, Турции и Ирана, что не могло не вызвать желания остановить иранскую «экспансию». Во-вторых, Иран представляет собой весьма удобную и выгодную для Трампа цель. С одной стороны, хозяину Белого дома важно показать Америке, что он последовательно выполняет свои предвыборные обещания, с другой – отомстить Обаме, представив того слабым политиком, которого легко обвести вокруг пальца.

 И наконец, еще одна причина антииранской истерии связана с тем, что в администрации Трампа с самого начала сложилась «партия войны». Существует реальная опасность того, что группа «ястребов» сможет оказывать влияние на формирование внешней политики Трампа, подогревая его боевой настрой.

 

Основу этой «партии» составляют силовики в лице министра обороны Джеймса Мэттиса, по прозвищу Бешеный пес, что само по себе уже о многом говорит, министра национальной безопасности Джона Келли, шефа ЦРУ Майка Помпео и недавно сменившего Майкла Флинна на посту помощника президента по национальной безопасности Герберта Макмастера. Все они бывшие генералы, сторонники самой жесткой и агрессивной линии в отношении Ирана. Как писал журнал Nation, все они пытаются представить Иран как экзистенциальную угрозу для США, а ислам – как несостоявшуюся цивилизацию. Несколько особняком стоит Макмастер, слывущий талантливым стратегом и человеком, имеющим мнение, часто отличное от точки зрения начальства. Он считает, что взгляды, исповедуемые ИГ, искажают ислам.

 Как бы то ни было, позиция Трампа в отношении Ирана была с восторгом встречена в Израиле, для которого вопросы безопасности страны всегда стояли на первом месте. В Тель-Авиве считают, что ядерная сделка с Тегераном не учитывает интересов Израиля, а Иран при первой же возможности будет стремиться создать собственное ядерное оружие. Руководство еврейского государства не верит обещаниям иранцев отказаться от ядерного оружия.

 Точка зрения Израиля по Ирану впервые полностью совпала с саудовской. На конференции по безопасности в Мюнхене министр обороны Израиля Авигдор Либерман заявил, что Иран подрывает позиции Саудовской Аравии в регионе. В свою очередь, Эр-Рияд приветствовал антииранскую политику Трампа. Глава МИД Саудовской Аравии аль-Джубейр назвал Иран «единственным в мире спонсором терроризма».

  Москва, естественно, не согласна с такими оценками, точнее, с нападками на своего союзника, немало сделавшего для разгрома международного терроризма. «Москва не считает Иран террористическим государством», – заявил на днях пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков. Россия также выступает против разрыва ядерной сделки с Ираном. И в этом ее скорее всего поддержат Германия, Великобритания, Франция, Китай и ООН.

 Пока трудно сказать, чем закончится нынешняя конфронтация США с Ираном, но уже ясно, что к числу многочисленных и пока еще не решенных проблем, раздирающих регион, добавляются новые вызовы. Если не перечеркиваются, то отодвигаются на неопределенное время надежды на скорое прекращение войны в Йемене. Эр-Рияд получает новый импульс к тому, чтобы продолжить наносить удары по хуситам, которых, как считают саудовцы, поддерживает Иран, хотя Тегеран еще ни разу не поймали за руку с поставками оружия для них. Растет тревога в Ливане, обеспокоенном возможными новыми авиаударами и рейдами израильтян, чтобы поквитаться с «Хезболлой», которая рассматривается многими странами как террористическая организация.

 Уже наметились контуры возможного военного или военно-политического союза, направленного против Тегерана, в состав которого на первых ролях войдут помимо США Саудовская Аравия и Израиль. В дальнейшем планируется вовлечь в него Иорданию, Египет, возможно, другие страны Персидского залива. Но настоящим подарком судьбы для Вашингтона стал бы если не полный развал турецко-ирано-российского альянса, то хотя бы выход из него Анкары.

 О таком варианте развития событий писала Wall Street Journal. И действительно, в Мюнхене министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу вдруг призвал объединить усилия против «сектантской политики» Ирана, направленной на создание в Сирии и Ираке шиитских государств. Позднее, правда, при личной встрече на полях проходившего в Исламабаде 13-го саммита Организации экономического сотрудничества президенты Ирана и Турции «замяли» этот вопрос. Но осадок остался. Впрочем, это был не первый случай, когда с турецких языков срываются слова, заставляющие крепко задуматься о планах Турции и ее верности данному слову.

 В условиях усиливающегося на него давления Тегеран в последнее время выступил с рядом инициатив, направленных на разрядку напряженности в регионе. Он, в частности, выдвинул идею без всяких условий начать диалог с арабскими странами, в том числе с Саудовской Аравией. Президент Хасан Роухани побывал недавно с визитами в Омане и Кувейте. Иранские призывы к установлению нормальных отношений звучали и на конференции в Мюнхене. К сожалению, они, похоже, так и не были услышаны.

 А пока Тегеран вслед за испытаниями ракет средней дальности провел учения «Дамаванд», в ходе которых успешно прошли проверку поставленные из России зенитные ракетные комплексы С-300. Как пишут СМИ, были отработаны задачи по обнаружению, идентификации и поражению различных целей. По словам командира базы ПВО «Хатам аль-Анбия» Амира Фарзада Исмаила, «С-300 для врага смертелен, поскольку даже небольшой летательный объект не может проскочить мимо него».        

 Подробнее: http://www.ng.ru

Iran.ru

Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.04507 sec