Иран утратил политика, который развернул страну лицом к миру

Редакционная статья Иран.ру

11 января 2017

Единство иранцев заметно во всем, они вместе празднуют и скорбят. 10 января был день скорби. Исламская Республика потеряла одного из самых выдающихся отечественных политиков последних четырех десятилетий. В возрасте 82 лет от остановки сердца в одной из тегеранских больниц скончался Али Акбар Хашеми Рафсанджани – первый председатель послереволюционного парламента, главнокомандующий времен войны с Ираком, дважды президент страны. Рафсанджани похоронили рядом с гробницей основателя ИРИ аятоллой Хомейни, в церемониях прощания приняли участие более двух миллионов человек. Исламский республиканский строй в Иране богат на выдающиеся личности, в их ряду Рафсанджани, пожалуй,  один из первых, и, точно, самый неповторимый.

В начале пути

 Али Акбар Хашеми Рафсанджани родился в 1934 году по его собственному выражению в «глухой деревне» Нуге административного округа Рафсанджан провинции Керман, расположенной на юго-востоке Ирана. Его отец Мирза Али был необычным священнослужителем, ему принадлежали крупные фисташковые сады, а семья Хашеми, где росли 9 детей, считалась по тем временам довольно  зажиточной. От отца Али Акбар унаследовал два призвания - религиозное и коммерческое, которые он в дальнейшем использовал с одинаковым успехом.

 В шесть лет Али Акбар поступил в школу, в 14 лет покинул родительский дом и отправился в священный город Кум для обучения в знаменитом медресе Файзие. Здесь в качестве своего духовного наставника он выбрал будущего главу Исламской Республики Рухоллу Мусави Хомейни, хотя в то время о победе в Иране исламской революции никто и не предполагал.

 С тех пор религиозная, а затем и политическая карьера Рафсанджани была неразрывно связана с имамом Хомейни. Там же он познакомился со многими священнослужителями, сыгравшими ведущую роль в протестном антишахском движении иранского шиитского духовенства.

 Революционная деятельность Рафсанджани началась в начале 50-х годов, когда он стал политическим сторонником правительства Мосаддыка, выступавшего против засилья англичан и американцев в целях укрепления национальной независимости страны. С тех пор молодой священнослужитель оказался в «черных списках» шахских властей.

 Его борьба началась, когда он был еще юношей, и продолжалась до победы исламской революции, первым предвестником которой принято считать восстание иранского народа и духовенства 15 хордада 1342 года (5 июня 1963 года) под единым руководством имама Хомейни. Бунт был подавлен. Его организаторов выслали из страны, а учеников аятоллы, включая Рафсанджани, бросили в тюрьму. Начиная с этого времени, его арестовывали еще четыре раза, подвергали пыткам, унижениям и издевательствам. Он перенес все и остался верен своему учителю.

 Восхождению Рафсанджани на политический олимп в Исламской Республике помогло, однако, не только его идеологическая верность своему духовному наставнику. В период исламского подполья он проявил несравненные организаторские способности. Хороший сборщик денежных взносов, прекрасный оратор, Рафсанджани поддерживал контакт с народом и одновременно пользовался симпатией «представителей базара». Он был понятен простым иранцам, умел разговаривать с ними на их языке, параллельно уделяя много усилий по    духовному и научному совершенству.

 В промежутках между арестами он основал свое издательство, которое выпускало книги по исламу и истории Ирана. Впрочем, он и сам написал несколько книг, в том числе по палестинской проблеме - запрещенной теме при шахском режиме, поддерживавшем тесные связи с Израилем. Любитель стихов великого Саади, поклонник жившего в прошлом веке либерального реформатора-модерниста Амира Кабира, Рафсанджани в 1967 году посвятил последнему хвалебную биографию. В ней он восхищался человеком, который поддерживал западные методы модернизации государства, включая индустриализацию.

 За несколько лет до революции он посетил Европу и США. В пути сделал остановку, чтобы встретиться с палестинским лидером Ясиром Арафатом. Когда об этом стало известно иранским властям, его опять отправили в тюрьму. Там он пробыл до амнистии, пожалованной правительством Бахтияра как раз перед революцией.

 Вместе с духовным лидером аятоллой Хомейни

 Вооруженное восстание в Тегеране в феврале 1979 года свергло шахский режим. В Иран из ссылки вернулся аятолла Хомейни, который много и часто выступал. А за его спиной всегда можно было увидеть безбородого муллу в белом тюрбане, сдвинутом, когда на ухо, когда на затылок. Это был Хашеми Рафсанджани, который недолго оставался в тени своего могущественного учителя.

 Рафсанджани получил несколько ответственных постов. В начале своей государственной карьеры он стал министром внутренних дел. Этот пост открыл ему доступ к секретным материалам контрразведывательной службы САВАК, сделав его одним из самых осведомленных политиков в новом исламском руководстве страны. Рафсанджани не мог не воспользоваться этим в своей политической игре.

 Вскоре, после ранения сегодняшнего главы ИРИ аятоллы Али Хаменеи, Рафсанджани занял его место руководителя пятничных намазов в Тегеране -  главную общенациональную трибуну тех дней. На пятничной молитве в Тегеранском университете еженедельно сообщалась самая важная политическая информация, выступления Рафсанджани обязательно публиковались всеми иранскими газетами, транслировались по радио и телевидению.

 В 1980 году Рафсанджани занял кажущееся не имеющее ключевое значение для управления страной кресло председателя меджлиса. Однако Рафсанджани сумел доказать, что и на этой должности все определяют не только конституционные полномочия парламента, но и личность его возглавляющая. При нем иранский парламент превратился в центр власти, без согласия которого в Иране не был назначен ни один министр. О Рафсанджани заговорили как о «сером кардинале», от мнения которого зависит судьба любого иранского политика.

 Дальнейшая карьера Рафсанджани при Хомейни шла по восходящей. Он стал членом  Наблюдательного совета, который осуществлял связь между аятоллой Хомейни и парламентом. Когда началась война с Ираком, он был назначен личным представителем Хомейни в Высшем совете обороны, а позднее занял пост главнокомандующего вооруженными силами. После восьми лет боевых действий именно Рафсанджани удалось убедить своего учителя дать согласие на окончание войны.

 Рафсанджани – первый президент-реформатор

 Смерть духовного и политического лидера Исламской Республики Иран Хомейни, наступившая 4-го июня 1989 года, привела к изменениям в политическом руководстве ИРИ, президент Али Хаменеи стал его преемником, а президентом был избран Рафсанджани, набравший 95 процентов голосов избирателей.

 Во время своего президентства Рафсанджани не сомневался в том, что его позиции не просто прочны, но даже неуязвимы. Поэтому он мог себе позволить попытаться по-своему реформировать страну, порою принимая кардинальные решения, идущие в разрез с идеологическими принципами молодой Исламской Республики и даже взглядами своего учителя аятоллы Хомейни. Реформы стали проводится в Иране после смерти Хомейни, сначала как экономические при правительстве Рафсанджани, а после 1997 г. при правительстве Хатами как политические.

Рафсанджани выступал за активное участие Ирана во всех событиях на международной арене. Он первым сказал, что иранцам не следует выглядеть невежественными террористами, стремящимися к авантюрам. С его приходом на  пост президента Иран не отказался от экспорта исламской революции, но внес принципиальную поправку в свою внешнеполитическую доктрину – делать это мирным путем.

 Прагматик Рафсанджани вспомнил об экономике, занялся повышением жизненного уровня бедных слоев населения и превращением Ирана в развитую страну. С начала 90-х годов Иран начинает переход к рыночно ориентированной экономике. Духовенство, понимая необходимость повышения жизненного уровня населения, боеспособности армии, а следовательно, эффективности экономики, идет на изменение таких казалось бы, ранее незыблемых принципов, как привлечение иностранного капитала, приватизация государственной собственности, отказ от вмешательства в ценообразование, расширение контактов с развитыми мировыми державами.

 Рафсанджани начал с попыток привлечь в страну иностранный капитал, допуская нормализацию отношений с бывшими врагами, включая «главного сатану» - Соединенные Штаты Америки. Впрочем, отношения с США оставались все такими же напряжёнными.

 Что касается Советского Союза, то Рафсанджани, по праву,  считают инициатором полномасштабного сотрудничества Тегерана с Москвой. В 1989 году Рафсанджани первым из руководителей Исламской Республики посетил СССР, была подписана «Декларация  о  принципах отношений  и   дружественного   сотрудничества   между   СССР   и   Исламской Республикой  Иран».  Позднее, он положил начало отношениям Ирана с центрально-азиатскими и закавказскими республиками бывшего СССР, выстроил новые отношения с арабским миром.

Наконец, Рафсанджани стал первым президентом Ирана, покинувшим пост по истечении полномочий, тем самым показавшим всему миру незыблемость принципов исламской государственности в Иране, при которой исключены узурпация власти и нет места культу личности.

 Внес свою лепту Рафсанджани и в изменение взглядов о роли иранского духовенства в политической жизни страны. Его позиция, что в государственных структурах решающую роль должны играть профессионалы, а не мусульманские идеологи, нашла поддержку и осталась до наших дней.

 В заключение отметим, что в иранском обществе популярность Рафсанджани, стоявшего у истоков исламского государства, оставалась высокой. Он считался одним из главных союзников действующего президента Хасана Роухани, которому предстоит в мае 2017 года баллотироваться на второй срок. Станут ли слабее его позиции после смерти Рафсанджани?

 Для иранских политических элит его уход из жизни – серьезная утрата, но на внутренний политический баланс это, вряд ли, окажет определяющее влияние. Всю свою политическую жизнь Рафсанджани активно способствовал объединению на единой платформе всех исламских сил. Он последовательно выступал за их мобилизацию на обеспечение политической власти духовенства на всех уровнях. Он никогда не ставил под сомнение ведущую роль духовного лидера страны, определенную Конституцией. Сегодня политической стабильности в Иране ничего не угрожает, если и нужны коррективы, то они будут вноситься по согласованию с главой ИРИ аятоллой Али Хаменеи.

 

Iran.ru

Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03578 sec