Военно-морские амбиции Ирана

Илья Плеханов

10 января 2017

Глава военно-морских сил Ирана контр-адмирал Хабиболла Сайяри объявил о проведении крупных учений флота в феврале. Учения «Велаят-95» пройдут как в территориальных водах Ирана так и в международных водах севера Индийского океана. В ходе учений будет имитирован бой между кораблями, испытаны различные виды корабельных ракет и отработано применение воздушных беспилотников.

 

За военно-морскими планами Ирана внимательно следят и на Западе. Издание Foreign Affairs отмечает, что в ноябре прошлого года иранские власти неожиданно официально заявили, что планируют создание военно-морских баз в Сирии и Йемене, что, по мнению иранцев, будет «в десять раз эффективнее, чем ядерное оружие».

 

База в Йемене позволит Ирану противостоять Саудовской Аравии в регионе, снабжать йеменских хуситов (за последние полтора года ВМС США предотвратили пять морских поставок оружия хуситам из Ирана) и в какой-то мере уменьшить желание третьих сил вмешиваться в конфликт в Йемене. Имеются в виду те же США и обстрел хуситами поставленными из Ирана ракетами кораблей ВМС ОАЭ и ВМС США осенью 2016 года. Тогда США нанесли ответные удары по радарам хуситов, но при наличии военно-морской базы Ирана в Йемене такие операции для США и их союзников могут стать проблематичными.

 

База в Сирии позволит Ирану оперировать в Средиземном море у берегов Европы и снабжать «Хезболлу» и ХАМАС напрямую, а не через Ирак или другие транзитные страны.

 

 

Помимо этого базы Ирану необходимы, так как Судан закрыл свои порты для ВМС Ирана. Последний раз иранские корабли официально были в Судане в 2014 году и сегодня Судан все больше склоняется к Саудовской Аравии, ожидая щедрые финансовые вливания и инвестиции от этой страны. Саудовская Аравия и ОАЭ используют порты в Джибути и Эритреи, тем самым устанавливая свой контроль над Красным морем в противовес Ирану. Базы в Сирии и Йемене помогут Ирану восстановить баланс сил и усилить угрозу нарушения поставок нефти из Саудовской Аравии.

 

Хабиболла Сайяри тогда же в ноябре провозгласил, что Иран «возвращается в море» и будет наращивать свое присутствие в Персидском и Оманском заливах. Более того, контр-адмирал заявил, что флот Ирана безусловно в ближайшее время будет совершать морские походы вокруг Африки, в Атлантику и в воды Восточной Азии, а также активно участвовать в совместных военно-морских учениях со странами Азии и Африки, совершать заходы в порты этих стран.

 

В 2013 году иранские корабли заходили в порты Китая и Шри-Ланки, в 2014 году китайские ВМС нанесли ответный визит в иранский порт Бендер-Аббас, в 2016 году ВМС Ирана побывали в Индии, Пакистане, Танзании и Южной Африке. На 2017 год планируются визиты ВМС Ирана в Россию, Казахстан, Туркменистан и Азербайджан.

 

В ноябре иранцы заявили, что корабли Ирана впервые обогнули Африку и вышли в Атлантический океан, но прямого подтверждения, что помимо посещения порта Дурбан в Южной Африке иранцы ушли западнее мыса Агульхас и действительно достигли Атлантики, нет. Присутствие ВМС Ирана в Атлантике довольно популярная тема в Иране. Она муссируется с 2010 года как минимум, а в апреле прошлого года главнокомандующий армии Ирана Атаолла Салехи также сообщал, что Иран готов направить свои корабли в «дружественные» страны в Латинской Америки (Венесуэлу, Никарагуа, Боливию, Мексику, Бразилию, Эквадор, Кубу и Колумбию), чтобы укрепить связи против «империалистических и колониальных сил».

 

С 2014 года время от времени появляются новости, что Иран приступит к созданию своего первого авианосца, а в декабре 2016 года иранские официальные лица вновь подтверждают, что будут работать как над авианосцем, так и над строительством атомных подводных лодок и кораблей.

 

 

 

Геополитический размах амбиций Ирана впечатляет. Хабиболла Сайяри считает, что «Индийский океан имеет большую важность для мира и для Исламской Республики Иран» и что «Иран в состоянии обеспечить безопасность севера Индийского океана».

 

Но бывший государственный секретарь США Генри Киссинджер, комментируя планы Ирана, парирует, что это звучит больше как психологическое предупреждение избранному президенту США Дональду Трампа, так как Иран опасается, что при Трампе отношения между двумя странами будут хуже, чем при Обаме.

 

Западные военные эксперты также отмечают, что у Ирана банально нет сил для достижения своих военно-морских глобальных планов. В Сирии иранские корабли побывали лишь дважды в 2011 и 2012 годах после эскалации конфликта в стране, символически обозначая, что Иран держит руку на пульсе, а до берегов Йемена ВМС Ирана так и не добрались во время походов в Аденский залив и по сути ни разу не угрожали морской блокаде побережья Йемена со стороны Саудовской Аравии и ее союзников. Создание базы в Йемене и вовсе звучит нереалистично, так как попытки официального закрепления Ирана в этой стране вызовут жесткое военное противодействие Саудовской Аравии и США.

 

Эксперты считают, что у Ирана сегодня просто нет необходимости распыляться на глобальные морские авантюры и расширять свое присутствие в мировых океанах, а дела для Ирана и так идут неплохо непосредственно в родном регионе, где Иран достигает своих геополитических целей чужими руками, успешно использует подконтрольные шиитские группировки в Ираке и Сирии, поставляет оружие хуситам, «Хезболле» и ХАМАС, создает не-арабские шиитские подразделения в Афганистане и Пакистане для отправки на войну на Ближний Восток.

 

 

 

 

Так или иначе, но Иран стремится модернизировать свой флот. Помимо усилий по производству собственных видов морских вооружений, Иран рассматривает и варианты закупок, в первую очередь в России и Китае.

 

В феврале 2016 года министр обороны Ирана Хосейн Дехган побывал с визитом в России. Обсуждались поставки вооружений из России в Иран на сумму порядка восьми миллиардов в том числе речь шла и о береговых мобильных ракетных комплексах «Бастион», российских фрегатах и дизель-электрических подводных лодках. В ноябре в Иран приехала уже российская делегация из высокопоставленных чиновников и военных, которую возглавляла спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко, чтобы снова обсудить поставки российских вооружений Ирану. В начале этого года ожидается визит в Москву президента Ирана Хасана Рухани.

 

Что касается военно-морского сотрудничества Ирана и Китая, то глава ВМС Ирана Хабиболла Сайяри нанес визит в Поднебесную в 2014 году, в 2015 году в Иране находилась многочисленная военно-морская делегация Китая во главе с замначальника Генштаба вооруженных сил КНР, адмиралом ВМС Китая Сунь Цзянгоа, а в ноябре 2016 года в Иран прибыл сам министр обороны Китая Чан Ваньцюань. Приоритет в переговорах — сотрудничество именно в военно-морской сфере и возможная покупка Ираном кораблей, подводных лодок и ракет у Китая.

 

Подробнее: http://inosmi.ru

Iran.ru

Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:


Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03329 sec