Станет ли устойчивым альянс России, Ирана и Турции?

Станислав Тарасов

23 декабря 2016

О Сирии после Алеппо... Первый в своем роде саммит глав внешнеполитических ведомств России, Турции и Ирана в Москве был омрачен убийством посла России в Турции Андрея Карлова. По мнению некоторых экспертов, эта террористическая акция имела целью сорвать саммит, который потенциально мог закрепить факт альянса трех государств на сирийском направлении. Ранее президент России Владимир Путин заявил, что готовится запуск нового раунда переговоров в Астане о прекращении огня на всей территории Сирии. Параллельно с переговорами глав МИД России, Турции и Ирана в Москве встречались министры обороны этих стран. Россия, Иран и Турция решили действовать пока без США и не пригласили в Москву даже спецпосланника Организации Объединенных Наций по Сирии Стаффана де Мистуру.

 Правда, министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу уточнил, что новые переговоры по Сирии «будут лишь дополнением к женевским переговорам по межсирийскому урегулированию», и в Астане Анкара «не будет напрямую вести переговоры с представителями сирийского правительства». Так Турция подчеркивала, что московский саммит глав МИД России, Турции и Ирана имеет промежуточный характер, хотя даже при этом сторонам необходимо было выйти на какие-то общие позиции. И они вышли.

 В Москве глава МИД России Сергей Лавров заявил, что «Турция и Иран разделяют позицию, что приоритетом номер один должна являться не смена режима в Сирии, а задача подавления террористической угрозы», и «у нас общие позиции на этот счет». По его словам, что касается различных групп и стран, чьи силы присутствуют в Сирии, то задачей такого присутствия является борьба с терроризмом. «Эта задача была объявлена американской коалицией, эта задача объявлена операцией наших турецких коллег «Щит Евфрата». И во всех случаях подтверждается всеми теми, кто присутствует в Сирии, как по приглашению, так и без приглашения, подтверждается приверженность суверенитету, территориальной целостности, единству и независимости САР», — уточнил Лавров, который призвал «к незамедлительному прекращению огня в Сирии», отметив, что «относительно необходимости перемирия разногласий между Турцией, Россией и Ираном нет».

 

Три страны выступили и за то, чтобы режим прекращения огня был распространен на всю территорию Сирии, за исключением подконтрольных террористическим организациям — таким как «Исламское государство» (структура, запрещенная в России) и «Джебхат Фатх аш-Шам». Кстати, «Джейш аль-Фатх» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) взяла на себя ответственность за убийство посла Карлова. Помимо этого, министр обороны России генерал армии Сергей Шойгу на встрече с иранским коллегой бригадным генералом Хоссейном Дехганом отметил следующее: «Все прежние попытки договориться о совместных действиях, предпринятые США или их партнерами, были обречены на провал. Никто из них не обладал реальным влиянием на ситуацию «на земле». Одобрение декларации на уровне министров обороны и министров иностранных дел предусматривает нашу готовность выступить гарантами и совместно решить актуальные вопросы сирийского урегулирования».

 В этой связи американское издание The Washington Post высказывает предположение, что Турция может попытаться вовлечь в процесс мирного урегулирования в Сирии не только политических представителей сирийской оппозиции, но и некоторые зависимые от нее вооруженные группировки. Существует также соблазн исключить США из участия в сирийском процессе и действовать исходя из ослабления американского влияния на всем Ближнем Востоке, хотя вряд ли такое целесообразно. Хотя бы потому, что альянс между Россией, Турцией и Ираном пока остается шатким и подверженным не только региональной конъюнктуре. Тем не менее глава МИД России Лавров заявил, что Международная группа поддержки Сирии, которую он и госсекретарь США Керри возглавляют с 2015 года, приняла «важные документы», но «не смогла сыграть важную роль в наблюдении за выполнением принятых решений». А представитель Госдепартамента Джон Кирби отметил, что «Керри говорил с Лавровым и министром иностранных дел Турции по телефону, и он выразил скептицизм по поводу того, что новое усилие будет успешным».

 

В свою очередь The Washington Post считает, что серьезные изменения на Ближнем Востоке станут возможными после вступления в должность нового президента США Дональда Трампа, который пока якобы приветствует, но только «маневры Путина и дрейф Эрдогана», не упоминая при этом Иран. Другое американское издание New York Times уверено в том, что если «Россия, Иран и Турция будут стремиться урегулировать сирийский конфликт только в своих интересах», то это приведет к «геополитическому кризису как раз в то время, когда новоизбранный президент Трамп готовится вступить в должность». «Трамп в последний раз комментировал ситуацию в Сирии во время митинга в Пенсильвании, — пишет New York Times. — Он сказал, что ситуация «печальная» и пообещал «помочь людям». Он также пообещал получить средства из стран Персидского залива для строительства «безопасных зон» в Сирии, чтобы «у людей был шанс». Но он не сказал о том, кто будет обеспечивать безопасность этих зон на земле или в воздухе. К тому времени как г-н Трамп займет свой пост в следующем месяце, такие безопасные зоны могут потерять свою значимость, если эвакуация Алеппо и политические переговоры продолжатся».

 Еще один фактор сформировал подход Москвы, Анкары и Тегерана к ситуации в Сирии. Ранее Трамп давал понять, что собирается урезать поддержку оппозиции, которой США направляют помощь, но так и не сформулировал всеобъемлющую политику по Сирии, хотя предположил, что будет работать вместе с Россией для борьбы с экстремистами, в том числе с ИГИЛ (структура, запрещенная в России). Кстати, New York Times критически воспринимает предложение России провести новые мирные переговоры в Казахстане «вместо переговоров под эгидой Организации объединенных наций в Женеве».

 Что дальше? По всей видимости, кровопролитная битва за Алеппо подошла к концу, но война в Сирии продолжается. Многое в дальнейшем будет зависеть от устойчивости или неустойчивости отношений внутри треугольника Москва — Анкара — Тегеран. Главное сейчас в том, чтобы в Сирии не схлестнулись между собой Турция и Иран, чтобы «Алеппо не рассматривался в качестве одного из эпицентров «сценария конца света», то есть суннито-шиитской войны, в которой на Западе Турцию и Иран хотят сделать «таранами».

 Подробнее: https://regnum.ru

 

Iran.ru

Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.04464 sec