В геополитическом противостоянии Саудовской Аравии и Ирана намечается перелом

Мария Ефимова

05 декабря 2016

Ключевой союзник Эр-Рияда Египет фактически примкнул к России и Ирану в сирийском вопросе. Тем временем новоизбранный президент США намерен отказаться от поддержки противников сирийского режима. То, что Египет, ключевой союзник Саудовской Аравии (КСА) в арабском мире, начинает собственную политическую игру с Ираном и Россией, стало понятно в сентябре на Генассамблее ООН, когда глава МИД этой страны Самех Шукри впервые публично заявил о том, что отношение Каира и Эр-Рияда к правительству Сирии существенно отличаются. "Саудовская Аравия сфокусирована на смене режима, Египет отвергает данную идею",— заявил он.

 С этого момента скрытые противоречия между двумя странами начали выплескиваться в публичное пространство. Каир проголосовал в Совбезе ООН за российский вариант резолюции по ситуации в Алеппо, в результате чего саудовский посол в Египте был срочно отозван в Эр-Рияд для консультаций. Поведение Египта стало выглядеть еще более вызывающим, когда в Каире побывал с визитом глава сирийской разведки Али Мамлюк, обсудивший, как сообщалось, с руководителем египетских спецслужб Халедом Фаузи совместную борьбу с терроризмом.

 Параллельно началось сближение Каира с главным патроном сирийского режима — Тегераном. Хотя официально египетские чиновники не подтверждали наличие прямых контактов с Ираном по каким-либо темам, косвенными намеками на сближение с главным соперником Саудовской Аравии оказались полны международные и региональные СМИ.

 

Так, стало известно, что Министерство культуры Египта одобрило показ в кинотеатрах иранского фильма, героизирующего Гасема Солеймани — командующего подразделением "Эль-Кудс" в составе Корпуса стражей исламской революции. Иранское информационное агентство "Мехр" сообщило о готовящемся визите египетского министра нефти и минеральных ресурсов Тарека аль-Муллы в Тегеран. Кроме того, как выяснила The Guardian, глава МИД Ирана Джавад Зариф настаивает на участии Каира в лозаннских переговорах по Сирии.

 Хотя египетские официальные лица не подтвердили ни факт поездки Тарека аль-Муллы, ни свою заинтересованность в лозаннском формате, этих сообщений было достаточно, чтобы вызвать нервозность в Эр-Рияде. Несближение с Тегераном было одним из основополагающих пунктов негласного пакта, заключенного нынешними военными властями Египта и саудовской правящей династией, поддержавшей военный переворот против запрещенных в Саудовской Аравии (а теперь и в Египте) "Братьев-мусульман".

 После египетской революции 2011 года президент-исламист Мохаммед Мурси совершил первый с момента исламской революции в Иране визит в Тегеран, тогда же были восстановлены разорванные почти на 30 лет дипломатические связи между двумя государствами, а иранский президент впервые за десятилетия побывал в Каире. Саудовская правящая династия надеялась, что смена режима поможет приобрести лояльность Каира надолго.

 В сегодняшних обстоятельствах Египет пытается не столько стать союзником Тегерана, сколько всеми силами стремится продемонстрировать свою независимость, что важно и лично для Абдель-Фаттаха ас-Сиси, которому часто за последние несколько лет приходилось слышать упреки в управляемости из Эр-Рияда.

 Недавно египетский суд подтвердил вынесенное в июне решение о признании незаконным заключенного в апреле этого года соглашения между Каиром и Эр-Риядом о передаче под юрисдикцию Саудовской Аравии двух египетских островов в Красном море. Еще более чувствительным ударом для Саудовской Аравии может стать подтверждение недавних сообщений СМИ о том, что египетская авиация прекращает участие в операции, возглавляемой королевством коалиции в Йемене. Более того, делегация хуситов, которых саудовцы считают тесно связанными с Ираном, собирается в ближайшее время посетить Каир, о чем египетские дипломатические источники сообщили ливанскому изданию "Аль-Ахбар".

 "Египет — тяжеловес арабского мира, он всегда в прошлом проводил самостоятельную региональную политику,— говорит профессор кафедры современного Востока факультета истории, политологии и права РГГУ Григорий Косач.— Ожидать от Каира в тот момент, когда ситуация в стране вроде наконец успокоилась и финансовое давление на Каир ослабло, что он будет дальше следовать в фарватере Эр-Рияда — прежнего ситуативного союзника в борьбе с "Братьями-мусульманами", нельзя".

 Напомнить мировому сообществу и региональным державам о своем стратегическом значении египетскому руководству позволила не только относительная стабилизация внутренней ситуации, в том числе финансовой, благодаря одобрению МВФ кредита в $12 млрд, но и общее ослабление позиций Саудовской Аравии — из-за низких цен на нефть и военного вмешательства России в Сирии. Фактически Эр-Рияд проиграл Тегерану и Ливан, где президентом недавно был избран генерал Мишель Аун, христианин-маронит, тесно связанный с "Хезболлой". После того как Саудовская Аравия в начале года отменила четырехмиллиардный проект военной помощи Бейруту, у нее практически не осталось рычагов давления на государство, где ее влияние постепенно ослаблялось в последние годы.

 По словам Григория Косача, КСА хотя и использует имеющиеся рычаги давления, делает это явно не в полную силу. "Саудовская государственная нефтяная компания Aramco может свернуть проекты сотрудничества с Египтом, но КСА пока выжидает. Саудовцы не желают слишком сильно обострять отношения. Египет — важнейшая опора регионального курса и безопасности (в частности, Каир обязался охранять стратегически важный пролив Баб-эль-Мандеб и пока держит свое слово.— "Власть"). Эр-Рияд не считает крен в сторону Ирана серьезными подвижками, даже контакты с режимом Асада не рассматриваются им как фактор, требующий введения чрезвычайных мер. Хотя озабоченность, безусловно, есть, а уж саудовская пресса так и вовсе изображает это как подлый удар в спину,— говорит Григорий Косач.— Что же касается России, то на военное сотрудничество между Москвой и Каиром Эр-Рияд всегда смотрел сквозь пальцы. А вот политическое сближение будет рассматриваться им гораздо более подозрительно".

 

На сегодняшний момент Эр-Рияд приостановил без предупреждения на неопределенный срок осуществление сделки на предоставление нефтепродуктов в рамках 23-миллиардной программы помощи, о которой два государства договорились во время визита короля Сальмана в Каир в апреле этого года. В рамках этой программы Саудовская Аравия обязалась поставлять в Египет 700 тонн нефтепродуктов ежегодно в течение пяти лет.

 Однако Египет, желая отстоять свою энергетическую независимость, начал активно сближаться с Ираком, возглавляемым шиитским правительством Хайдера аль-Абади — союзником Тегерана. Ранее Абдель-Фаттах ас-Сиси выразил приверженность территориальной целостности Ирака, а также отказался поддержать присутствие турецких военных на территории этой страны.

 Египетский правительственный источник сообщил в октябре изданию Al-Arabi Al-Jadeed, что Каир при российско-иранском посредничестве достиг с Багдадом соглашения, которое позволит Египту покрыть свои нужды в энергоносителях. Впрочем, египетский дипломатический источник "Власти" уверяет, что для налаживания более активных контактов с Багдадом Каиру чье-либо посредничество не понадобилось, они устанавливались напрямую. Министр нефти и природных ресурсов Египта Тарек аль-Мулла в конце октября совершил визит в Ирак, где был подписан меморандум о сотрудничестве между двумя странами. Министр выразил готовность Египта предоставить Ираку нефтеперерабатывающие возможности, а Ирак подтвердил, что готов поставлять необходимые Египту объемы нефти. Сейчас Ирак поставляет в Египет ежемесячно около 200 тыс. баррелей, по новому соглашению, если оно будет подписано, эти объемы могут быть доведены до 1 млн баррелей.

 Согласно данным арабских СМИ, новое соглашение предусматривает поставки нефти в Египет в обмен на оружие. Египетские компании имеют право на разработку 10% месторождений нефти в Ираке, а недавно было подписано соглашение о покупке 15% акций месторождений, находящихся к юго-востоку от Басры. Кроме того, Египет выразил готовность принимать участие в проектах строительства нефте- и газопроводов в Ираке и подготовке кадров для нефтяной отрасли.

 Впрочем, пока, по мнению экспертов, учитывая нестабильную ситуацию в Ираке, Египту будет довольно сложно наладить бесперебойные поставки. "По морю из Басры — очень сложный маршрут, особенно учитывая ситуацию в Йемене,— говорит Григорий Косач.— Альтернатива ему — через турецкую территорию, но в последнее время Саудовская Аравия очень активно заигрывала с Турцией. Чтобы не разрушить политическое взаимодействие с КСА, Турция вряд ли согласится помогать Египту, с руководством которого у турецкого лидера Реджепа Тайипа Эрдогана сложились не очень теплые отношения. Так что пока вся эта история с Ираком и российско-иранским посредничеством со стороны Египта — риторика в духе "мы найдем вам замену". Для них саудовская нефть гораздо более разумный экономически вариант".

 О геополитической и экономической переориентации Каира говорить пока рано. "Египет проводит самостоятельную политику в регионе, и нет оснований считать, что его отношения с КСА испортились или что он сближается с кем-то в ущерб кому-то другому",— заверяет дипломатический источник "Власти".

 Эр-Рияду придется иметь дело с Трампом, который для саудовцев, как и для всего остального мира, остается темной лошадкой

 Впрочем, для Саудовской Аравии в нынешних обстоятельствах это слабое утешение. Хотя в целом политика администрации Барака Обамы была неудовлетворительной для королевства из-за нежелания Вашингтона активнее поддерживать сирийскую оппозицию, победа Хиллари Клинтон на выборах, если и не сулила признания поддерживаемых Эр-Риядом джихадистских групп в Сирии "умеренными", то хотя бы оставляла надежду на продолжение американского курса на смену сирийского режима. Согласно ставшей достоянием общественности переписке Клинтон, она считала это соответствующим интересам США, а также интересам их ближайшего союзника — Израиля. Сегодня же Эр-Рияду придется иметь дело с новоизбранным президентом Дональдом Трампом, который для саудовцев, как и для всего остального мира, остается темной лошадкой. При этом плохие новости в Эр-Рияде от него уже услышали. Едва ли не первыми сенсационными заявлениями Трампа по региональной политике стали слова о нежелании поддерживать сирийскую оппозицию, а также о необходимости помогать сирийскому правительству — "бороться с терроризмом".

 Подробнее: http://www.kommersant.ru

Журнал "Коммерсантъ Власть" №48 от 05.12.2016, стр. 36

Iran.ru

Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03355 sec