Ядерная энергетика и новая политика Ирана

26 февраля 2003
По сообщению политического обозревателя газеты «Хамшахри» Фаршада Махмуди, в ходе недавнего пребывания министра атомной энергетики России Александра Румянцева в Тегеране между ним и председателем комитета по атомной энергетике Ирана Голямом Резой Ага-заде было подписано новое соглашение об ускорении строительства АЭС в Бушере и о рассмотрении возможности строительства еще одного атомного реактора.

Перед подписанием соглашения Александр Румянцев в ответ на вопрос корреспондента газеты «Хамшахри» о давлении, которое США оказывают на Москву с целью прекращения ее сотрудничества с Тегераном в области ядерной энергетики, заявил: «Мы всегда говорили американцам, что сотрудничество между Россией и Ираном осуществляется в соответствии с международным правом и решениями МАГАТЭ».

Перед отъездом из Тегерана министр атомной энергетики России заверил иранских руководителей в том, что Москва выполнит свои обязательства по завершению строительства атомной электростанции в Бушере и даже готова инвестировать строительство новых АЭС в Иране.

Затягивание сроков поставок оборудования для бушерской АЭС было воспринято иранской стороной как свидетельство того, что Кремль намеревается, получив финансовую помощь от Белого дома, отказаться от завершения строительства атомной электростанции в Бушере. Однако это не так. С помощью строительства АЭС в Бушере Россия фактически получает на длительный срок гарантированные заказы для своей приходящей в упадок ядерной отрасли.

Александр Румянцев не ответил на прямые вопросы корреспондента «Хамшахри» по этому поводу, однако недавно генеральный директор Центра по изучению современного Ирана в России Раджаб Сафаров в своем заявлении и не пытался скрывать того, что основная причина российско-иранского сотрудничества связана с экономикой. Даже если речь идет только об экономических интересах России, тем не менее Кремль по-особому относится к деятельности Ирана в ядерной сфере. Он не хочет так просто отказываться от сотрудничества с Тегераном в этой области, поскольку оно открывает широкие перспективы. Вместе с тем, после событий 11 сентября 2001 года Америка оказывает на Россию беспрецедентное давление, чтобы заставить ее отказаться от сотрудничества с Ираном, тем не менее в настоящее время готовится новое соглашение о долгосрочном сотрудничестве между двумя странами в области ядерной энергетики.

В последние дни 2002 года Москву посетил с визитом министр нефти Ирана Бижан Намдар Зенгене. Он провел ряд встреч с министром иностранных дел России Игорем Ивановым. Хотя в ходе этих встреч в основном обсуждались вопросы, связанные с нефтяными месторождениями Каспия и с положением на мировом нефтяном рынке, тем не менее в результате проведенных переговоров стороны приблизились к подписанию договора о продолжении в течение ближайших 10-ти лет сотрудничества в области ядерной энергетики. Названный договор охватывает различные стороны сотрудничества, в том числе и в сфере энергетики. Россия берет на себя обязательство в десятилетний срок помимо АЭС в Бушере построить для Ирана еще пять атомных электростанций. За несколько дней до визита Бижана Зенгене в Москву с российским руководством провела переговоры иранская делегация, возглавляемая директором комитета по атомной энергетики Ирана. Именно на этих переговорах Ага-заде пригласил Румянцева посетить с визитом Иран.

С активизацией переговорного процесса между иранскими и российскими специалистами в области атомной энергетики администрация США неоднократно заявляла протесты по поводу действий России в Иране и обвиняла Иран в стремлении начать производство ядерного оружия.

Американцы подчеркивают, что поскольку Иран располагает огромными запасами нефти и газа, он не нуждается в атомных электростанциях. Когда пропагандистские усилия Америки не дали результатов, Белый дом сделал интересное предложение Москве. В обмен на прекращение сотрудничества с Ираном России предлагалось заняться утилизацией на своей территории отработанного ядерного топлива. По заявлениям американцев, подобная сделка принесет России прибыль в 10 с лишним млрд. долларов. Тем не менее российское руководство предпочитает получить от Ирана свои 800 млн. долларов за завершение строительства бушерской АЭС и создать благоприятные условия для продолжения сотрудничества с Ираном. Кроме того, у Кремля будет еще одна козырная карта во время проведения политических переговоров.

Предложение, сделанное американцами, дает России определенные преимущества на переговорах с Ираном. Однако это всего лишь одна сторона медали. Иран не раз критиковал Россию за невыполнение обязательств. Возможно, будут предприняты и другие шаги, поскольку России трудно найти в регионе другого такого партнера, как Иран, который спешит со строительством атомных электростанций, с географической точки зрения находится рядом с Россией и при этом располагает достаточными финансовыми средствами.

Критические замечания, связанные с тем, что не соблюдаются сроки строительства и ввода в эксплуатацию электростанции, а также с тем, что при строительстве используются некачественные и нестандартные материалы, привели к тому, что Иран предложил заключить новое соглашение для того, чтобы не допустить несоблюдения обязательств. Соглашение, предлагаемое иранской стороной, уже давно рассматривается в рамках договора о сотрудничестве между Ираном и Россией на ближайшие 10 лет.

Переговоры по устранению имеющихся разногласий начались между министром нефти Ирана и российским руководством во время двухдневного пребывания иранского министра в Москве. В этих переговорах приняли участие специалисты обеих сторон. Среди обсуждавшихся проблем было обязательство Ирана отправлять ядерные отходы в Россию. Речь идет об отходах, которые могут быть использованы для производства ядерного оружия.

Именно проблема с ядерными отходами давала возможность противникам Ирана заявлять о производстве ядерного оружия в этой стране. Если бы президент Хатами во время своего пребывания в Пакистане не изложил четкую позицию Ирана по этому вопросу, у американцев снова мог бы оказаться в руках пропагандистский козырь и, кроме того, российский министр Румянцев во время своего визита в Тегеран мог бы запросить более выгодные для России условия подписания договора. Президент Хатами объявил в Пакистане о том, что Иран будет возвращать обогащенный уран в Россию и тем самым будут решены проблемы защиты окружающей среды, связанные с хранением урана. Одновременно иранский президент упомянул об опубликованных за неделю до этого телекомпанией Си-Эн-Эн фотографиях, сделанных со спутников, на которых видны ядерные объекты в Нетензе и Араке.

Первыми на сообщение телекомпании Си-Эн-Эн отреагировали министр информации Ирана Али Юнеси и немного позже министр иностранных дел Камаль Харрази. По словам последнего, в Иране через 20 лет должно производиться 6 тыс. мегаватт электроэнергии на атомных электростанциях, и названные центры создаются для производства ядерного топлива для АЭС.

Еще находясь в Пакистане, президент Хатами заявил: «Мы считаем, что атомное оружие не обезопасит государства. Мы предлагаем освободить регион и весь мир от атомного оружия». В своих заявлениях иранский президент даже выступил косвенно в защиту ядерной программы Пакистана, когда призвал мировую общественность обратить внимание на Израиль, располагающий 400 атомными боевыми головками. Президент Хатами заявил также, что Иран не производит химическое оружие, однако вместе с тем он в буквальном смысле окружен арсеналами атомного и химического оружия.

Помимо России, которая является восточной ядерной державой, в течение долгого времени разработками ядерного оружия при содействии Америки и Европы, в частности Франции, занимался Ирак, вокруг которого разразился мировой кризис в связи с наличием у него химического оружия. Еще в 1969 году, т.е. задолго до нападения Ирака на Иран, представитель Италии при ООН объявил о том, что Ирак находится на пороге получения доступа к атомному оружию. Когда Ирак развязал войну против Ирана Израиль подверг бомбардировке иракские атомные объекты. Вот уже несколько лет, как в клуб обладателей атомной бомбы вступил Пакистан, в защиту ядерной программы которого выступил президент Хатами.

Исламабад объявил о том, что он был вынужден заняться производством атомного оружия под давлением общественного мнения, обеспокоенного угрозой национальной безопасности со стороны Индии. Однажды Пакистан провел испытание ядерного оружия в нескольких километрах от иранской границы, и в результате этого испытания был произведен толчок силой в 5,4 балла по шкале Рихтера. Около 10 лет тому назад ядерной державой стала Индия. Ядерное угрозы этих двух государств, которые по крайней мере однажды были вполне реальными, постоянно витают над регионом. В атомном противостоянии Индия проявляет склонность к Восточной Азии, в частности к Японии. Пакистан, в отношении которого в первые годы после проведенных им испытаний ядерного оружия объявлялось эмбарго, обращает свои взоры на богатые государства Персидского залива. В обмен на нефть он обещает арабам прикрыть их «атомным зонтом».

Немного дальше находится Северная Корея, которая также располагает атомных оружием, в связи с чем Джордж Буш причислил ее к «оси зла». Сейчас Северная Корея практически ежедневно угрожает всему миру и, в особенности Америке, применением атомного оружия и выходом из договора о нераспространении ядерного оружия. Тем не менее это не заставило Белый дом обращать свое внимание только на северо-восток Азии. Из тысячи обвинений в адрес Северной Кореи одно приходится на долю Ирана. Эти обвинения не новы. Через какое-то время после распада СССР получила распространение информация о том, что в Иран с помощью международной мафии контрабандным и незаконным путем под видом грузов, доставляемых из Пакистана и России, завезено сырье, необходимое для производства атомной бомбы. Тогда говорили, что Ирану потребуется восемь лет для производства атомного оружия.

В этой пропагандистской шумихе не говорилось об одном факте, хотя это, конечно, не меняет ее сути. Речь идет о том, что до революции Иран подписал с некоторыми европейскими странами, например Германией, Францией и Австрией, соглашения об использовании ядерной энергии.

После исламской революции Иран в одностороннем порядке аннулировал эти соглашения. Проект по строительству АЭС в Бушере также был приостановлен, несмотря на то, что было израсходовано 80% выделенных на осуществление проекта средств. Несколько лет назад при сотрудничестве с Россией строительство АЭС возобновилось. К началу будущего года первая очередь станции должна быть введена в эксплуатацию.

Строительство бушерской АЭС было начато в 1974 году. В соответствии с соглашением, подписанным иранским правительством того времени с германской компанией «Сименс», в Бушере началось строительство двух реакторов на тяжелой воде мощностью в 1200 мегаватт. В то время такая станция считалась одной из крупнейших в мире.

В январе 1995 года Иран подписал с Россией соглашение, согласно которому российские специалисты должны были построить в Бушере реактор мощностью в 1000 мегаватт. Стоимость строительства составляла 800 млн. долларов. Это соглашение вызвало резкий протест со стороны Америки.

Американцы заявили, что Иран намеревается использовать данную АЭС для получения доступа к ядерному оружию. Иран, ссылаясь на отчеты инспекторов МАГАТЭ, всегда подчеркивал, что бушерская АЭС будет использоваться исключительно в мирных целях.

Следует отметить, что в таком неспокойном регионе Иран должен подумать о своем будущем. Его близкие и дальние соседи располагают атомным оружием или вот-вот будут им располагать. Если не брать во внимание Ирак, то реальными возможностями применения атомного оружия обладают такие соседние с Ираном государства, как Россия, Пакистан, Индия и Израиль. Из числа более удаленных стран можно назвать Китай, а также Северную Корею, которая представляют собой новую угрозу для всего мира.

В течение ряда лет Иран выступает за освобождение региона от ядерного оружия. Однако из-за неверных позиций, которые Иран занимал в прошлом по некоторым проблемам, его призывы остаются неуслышанными мировым сообществом. В качестве примера можно назвать отношение Ирана к атомным испытаниям Пакистана. Да, перед проведением атомных испытаний в Пакистане Иран вместе с другими странами мира выступал против этих испытаний. Да, после проведения испытаний при президенте Навазе Шарифе Иран осудил действия Пакистана. Однако в результате неуместных действий Иран оказался в довольно сложном положении. Некоторые политики посчитали успех Исламабада своего рода гарантией от возможных действий Израиля и назвали пакистанскую бомбу «исламской». При этом сам Исламабад не делал подобных заявлений. Значительную часть расходов на проведение испытаний в Пакистане приписали Ирану. Именно из-за упомянутых политиков некоторые представители Белого дома заявили, что создатель пакистанской ядерной бомбы Абдул Кадыр Хан для получения доступа к секретам изготовления ядерного оружия поддерживал тесные контакты с Ираном.

Американцы заявляют, что в 1986 году после посещения Абдул Кадыр Ханом бушерской АЭС между Ираном и Пакистаном было подписано соглашение, а в 1988 году иранские ученые прошли обучение в Пакистане. Однако в 1993 году из-за разногласий между Тегераном и Исламабадом по проблемам Афганистана это соглашение оказалось в историческом архиве.

Складывается впечатление, что за несколько месяцев до открытия бушерской АЭС Иран начал проводить новую политику в отношении американской пропаганды. Об этом свидетельствует интересное во всех отношениях заявление президента Хатами, которое транслировалось по телевидению на всю страну вечером накануне празднования 25-ой годовщины Исламской революции. В своем заявлении президент Хатами сообщил, что иранскими специалистами в 200 км от Йезда разведаны залежи урана и что в Кашане и Исфахане начато строительство комбинатов по производству обогащенного урана. Таким образом Иран впредь способен производить ядерное топливо. Сразу после этого заявления средства массовой информации во всем мире начали анализировать слова иранского президента.

После визита генерального директора МАГАТЭ Мухаммада аль-Барадеи и осмотра им иранских ядерных объектов Иран, по всей видимости, вступил в новый этап своего развития. Это проявляется в заявлениях, касающихся ядерной сферы, и в предпринимаемых шагах. Иран уверен, что бушерская АЭС не останется недостроенной, поскольку благодаря строительству этой электростанции около 3 тыс. российских предприятий избежали банкротства и атомная электростанция в Бушере остается для Москвы самым важным экономическим проектом в области ядерной энергетики.

Вполне естественно, что растет и политический потенциал страны, которая намеревается иметь в своем распоряжении 90 тонн ядерного топлива.

Иран.Ру

Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03829 sec