Турция бросает вызов Ирану в Мосуле

Игорь Субботин

13 октября 2016

Осада иракского города столкнет интересы сразу нескольких стран. Запланированная на ближайшие дни операция в Мосуле по освобождению от террористов рискует столкнуть интересы нескольких региональных игроков – Ирака, Турции и Ирана. По оценке экспертов, Анкара хочет создать в соседней стране военный «плацдарм» – по примеру того, который возник на севере Сирии в результате операции «Щит Евфрата». А Иран – пробить коридор к Сирии.

 Перспектива серьезного обострения в отношениях Турции и Ирака стала заметна после того, как в декабре 2015 года турецкие сухопутные войска вошли на север арабской страны под предлогом борьбы с боевиками Рабочей партии Курдистана (РПК). Разногласия подогрело продление мандата турецкого присутствия в Ираке, за которое парламент республики проголосовал в этом месяце.

 Если Багдад вполне ожидаемо раскритиковал такие шаги турецких законодателей, то Анкара осадила его, указав, что действует по его официальному приглашению. По словам турецких властей, они выведут войска с севера Ирака только тогда, когда это будет необходимо.

 

Амбиции Турции дошли до того, что она заявила о готовности брать Мосул – неформальную столицу «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России). Турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган даже назвал предполагаемую дату штурма – 19 октября. Причем глава государства осудил тех, кто выступает против турецкого участия в этой операции, которая, вероятно, будет вестись с базы Башика, где дислоцируются турецкие силы. Тем временем штурм готовит и иракское правительство. По словам официального представителя Госдепартамента США Джона Кирби, именно Багдад должен возглавить кампанию по освобождению города. Специально для наступления на населенный пункт к нему переброшены сотни военных советников из США и стран Западной Европы. Военная кампания обещает быть затяжной.

Остается неясным вопрос с участием в операции враждебных для Анкары сил шиитской самообороны, которые могут вызвать панику среди суннитского населения Мосула. По словам очевидцев, при освобождении иракской эль-Фаллуджи ополченцы совершали нападения на суннитское население. Первоначально премьер-министр Ирака Хайдер аль-Абади заявлял, что шиитских бойцов не будет при штурме Мосула, однако теперь он колеблется, отмечают наблюдатели. Вероятно, как отмечает National Interest, это результат давления Ирана, который оказывает влияние через своих ставленников и, по-видимому, через Мосул хочет заложить основу для наземного коридора в Сирию. При этом, по оценке издания, именно иранское влияние может заставить Турцию вмешаться.

 Турция исторически рассматривает Мосул как собственную территорию. «Она по-прежнему считает город центром своих интересов на севере Ирака, – заявил «НГ» ведущий научный сотрудник Центра международной безопасности ИМЭМО РАН Станислав Иванов. – Мосульский вилайят был одним из вилайятов Османской империи. Британия после окончания Первой мировой войны создала Ирак искусственно по мандатам Лиги Наций. Несмотря на то что решение о создании страны было принято в 1921 году, окончательно граница была утверждена только в 1926-м. Новая Турция, которая была создана на осколках Османской империи, боролась до последнего за то, чтобы Мосул входил в ее территорию».

 Эксперт уточнил, что в Мосуле проживает преимущественно арабо-суннитское население и значительное количество курдов. «Мосул остался спорной территорией между Иракским Курдистаном и центральными властями, – пояснил Иванов. – Турция этим активно пользуется. Она установила хорошие отношения с руководством Иракского Курдистана. С разрешения его властей – и тогда даже Багдад не возражал – она проводила превентивные операции против РПК. Была договоренность между Багдадом и Анкарой, что турецкие военные окажут содействие в подготовке суннитского ополчения, особенно когда ИГ провозгласило халифат».

 По словам аналитика, Турция плотно обосновалась в Ираке. «Она имеет небольшие подразделения и готовит часть суннитского ополчения, чтобы не допустить захвата Мосула шиитскими подразделениями, – заявил Иванов. – Регулярная армия Ирака, по сути, сейчас создается с нуля. Та армия, которую формировали США с 2003 года, оказалась небоеспособной в силу этнических различий. Сунниты сразу ушли к ИГ, курды защищают свои районы, а шииты не имели большого военного опыта, и их расстреливали тысячами. Пришлось заполнять нишу шиитскими отрядами самообороны, среди которых есть и радикальные, и умеренные элементы. Во время освобождения территорий они устраивали рейды своих эскадронов смерти».

 

Анкара опасается, что после освобождения Мосула Багдад установит там свое господство и вытеснит суннитские силы, на которые она опирается, считает аналитик. «Если эта операция состоится, турки постараются принять активное участие и насадить свое влияние, как сейчас на севере Сирии, – пояснил Иванов. – Там они потеснили курдов и установили плацдарм. Такой же они хотят создать на севере Ирака, чтобы не допустить усиления Ирана».

 Эксперт уточнил, что иракская Конституция допускает мирное разрешение территориальных споров, и любой регион может провести референдум о создании автономии по типу Иракского Курдистана. «Турки готовы к любому варианту, но главное, они хотят сохранить свое влияние», – считает собеседник «НГ».

 «Вероятность прямого столкновения Ирана и Турции в районе Мосула очень велика, – оценил ситуацию эксперт. – Через своих сателлитов они пытаются установить контроль за этим стратегически важным пунктом. Там находятся крупнейшие запасы нефти почти мирового значения – как в Киркуке, так и в Мосуле».

 Иванов пояснил, что операция по освобождению иракского города не входит в противоречие с российскими интересами. «Мы с Турцией пытаемся выстраивать партнерские отношения, – заявил он. – На каком-то этапе наши интересы совпадают. Кроме того, несмотря на то что иракские и сирийские курды тесно взаимодействуют с США, Россия к этому относится с пониманием».

 По словам другого специалиста, штурм Мосула может столкнуть силы Турции и иракских курдов вопреки тому, что между ними пока существует некое взаимопонимание. «Здесь будут перекрещиваться интересы многих, даже США, – заявил «НГ» старший научный сотрудник Института востоковедения РАН, профессор Владимир Сажин. – Учитывая то, что в последнее время США стали проводить политику поддержки курдов, здесь тоже могут возникнуть вопросы. Из-за того, что в Мосуле переплетаются интересы множества стран, в том числе и Ирана, так долго не предпринималось активных действий по освобождению города. Что получится у турок – трудно сказать. В военном плане они, конечно, это могут сделать».

 Эксперт исключил варианты лобового столкновения между различными силами, которые будут освобождать Мосул. «Я не могу представить, что без предварительных консультаций с Багдадом Анкара может провести автономную операцию», – сказал Сажин.          

 http://www.ng.ru

 

Iran.ru

Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03953 sec