Между Ираном и Германий встал Израиль

Редакционная статья Иран.ру

06 октября 2016

В ирано-германских отношениях произошел явный сбой, о последствиях которого для двустороннего сотрудничества Тегерана с Берлином, а также связей Ирана с Евросоюзом в целом пока говорить рано. Случай действительно беспрецедентный, для иранского руководства крайне редкий и не имеющий аналогов не только в последние годы, а, пожалуй, за всю историю дипломатии Исламской Республики. Речь идет об отказе представителей политического руководства ИРИ встречаться и проводить запланированные и готовящиеся заранее переговоры с посетившим Тегеран с официальным визитом заместителем федерального канцлера Германии Зигмаром Габриэлем.

 Так высокопоставленного немецкого гостя, скорее, нигде и никогда еще не принимали. Дело дошло до прямой рекомендации правительству со стороны главы судебной власти ИРИ аятоллы Лариджани Амоли лишить вице-канцлера Германии права посещать Иран. В том, что произошел самый настоящий дипломатический скандал сомнений не остается.

 

Поводом для подобной демонстрации пренебрежения стало заявление Габриэля в интервью Der Spiegel о том, что полной нормализации отношений между двумя странами не будет, пока Иран не признает право Израиля на существование. Зачем он выступил с подобным заявлением накануне приезда в Иран непонятно. Пресс-секретарь иранского правительства Мохаммад Бакер Нобахт сообщал, что Габриэль в Тегеране пытался убедить иранцев в том, что СМИ исказили его комментарии, что он приехал в Иран без всяких предварительных условий, и он уважает точку зрения Ирана, однако ему не поверили. В руководстве ИРИ принимать вице-канцлера не стали.

 В иранском внешнеполитическом ведомстве объяснили: «Связи между Германией и Ираном основаны на взаимном уважении и интересах, и никаких предварительных условий здесь быть не может». Пресс-секретарь МИД ИРИ добавил, что Иран никогда не признает Израиль, и «ни одна страна не может делать это предварительным условием». Это заявление МИД ИРИ было сделано до прибытия вице-канцлера в Тегеран, однако, похоже, Зигмар Габриэль оставил его без внимания. Было ли это его дипломатической ошибкой или же он действовал осознанно?

 Представитель германского руководство и в Тегеране не отказался от попыток «перевоспитывать» иранское руководство. «Германия заинтересована в поддержке Ирана на пути проведения реформ», заявил он иранским СМИ. «С политической точки зрения мы заинтересованы в поддержке нынешнего правительства Ирана на пути проведения курса открытости», цитировала Габриэля иранская пресса.

 В ряду его претензий к Ирану им была озвучены рекомендации иранским политикам пересмотреть свою позицию по Сирии, не следовать в фарватере российской стратегии в урегулировании сирийского кризиса и отказаться от столь непримиримой поддержки Башара Асада. По сути, эти требования исключали конструктивный диалог с иранскими партнерами, скорее, согласившись на обсуждение предлагаемых Габриэлем тем, иранской стороне пришлось бы оправдываться, а не договариваться о каких-либо нюансах взаимодействия с Берлином на Ближнем Востоке.

 Здесь уместно напомнить, что в Тегеране после отмены санкций смотрели на будущее своих отношений с Берлином совсем иначе. Президент Роухани высказывал убеждение, что Германия может стать катализатором сближения стран Европы и Ирана, сыграть положительную роль в расширении связей ИРИ с Евросоюзом, гарантировать выполнение странами ЕС соглашения по ядерной программе.

 Министр иностранных дел ИРИ Мохаммад Джавад Зариф называл Германию одним из основных игроков на региональной и международной арене. Особо он отмечал, что в отличие от других европейских и западных игроков, у германского руководства нет негативного отношения к региональным реалиям. Иранская дипломатия рассчитывала на основе развития двусторонних отношений с германскими коллегами взаимодействовать в решении региональных кризисов. Исходя из этого, Иран охотно шел на регулярный политический, экономический, культурный и парламентский диалог с немецким правительством.

 Кстати, старт подобным иранским надеждам дал вице-канцлер Габриэль. Именно он стал первым немецким министром и первым западным политическим лидером, прибывшим в Иран сразу же после заключения соглашения между Тегераном и «шестеркой» международных посредников в июле 2015 года. Документ был подписан 14 июля, а Габриэль прибыл в Иран 19 июля во главе делегации ФРГ из 60 человек. Германия направила представителей десяти крупнейших немецких компаний и нескольких предприятий, специализирующихся на производстве промышленного оборудования и высоких технологиях.

 

Напомним, что тогда Габриэль получил приглашение посетить Тегеран от иранского министра нефти Зангане, однако принимали его на самом высоком уровне. Он встретился с президентом страны Хасаном Роухани и членами правительства Исламской Республики. В ходе встречи с ним спикер парламента ИРИ указал на исторические связи между Ираном и Германией и заявил, что «иранский народ всегда смотрел на Германию позитивно, что может быть использовано для расширения политических, экономических и культурных отношений». Габриэль также отмечал, что достигнутые на переговорах в Вене договоренности создали основу для нормализации экономических отношений с Ираном. По оценкам немецких промышленников, высказанным в те дни, экспорт Германии в Иран, составивший 2,4 млрд. евро в 2014 году, мог вырасти до десяти миллиардов в течение нескольких лет.

 Пока не получилось. До этого, ставшего провальным,  визита Габриэля в Тегеран прорыва в ирано-германских отношениях не произошло. После отмены санкций в августе этого года между странами подписан, пожалуй, лишь один документ о сотрудничестве, меморандум о взаимопонимании по вопросам развития спортивного сотрудничества. Вполне очевидно, что иранская сторона ожидала совершенно другой динамики в развитии отношений с ведущей европейской страной. Тем более не допускала, что Германия так настойчиво будет увязывать свое сотрудничество с Ираном с проблемой ирано-израильской конфронтации. Хотя, нужно признать, эта позиция Берлина озвучивалась и в ходе первого визита Габриэля в июле 2015 года. Во время поездки вице-канцлер Германии напомнил иранским партнерам о важности признания Тегераном права на существование Израиля и улучшения отношений между двумя ближневосточными государствами.

 Правда, несмотря и на это, глава Всемирного еврейского конгресса Рональд Лаудер выразил недовольство в связи с его визитом в Иран. «Несколько раздражает, что немецкий вице-канцлер, который также занимает пост министра экономики, подождал лишь пять дней с момента заключения сделки по ядерной программе Ирана перед тем, как отправиться в Тегеран с бизнес-делегацией», — заявил Лаудер, назвавший предложения Габриэля Тегерану по посредничеству Берлина в улучшении ирано-израильских отношений «наивными». С этим можно согласиться.

 Иранское руководство отвергает все варианты урегулирования палестинского кризиса с участием Израиля лишь потому, что не признает правомерность существования еврейского государства. Риторика войны с Израилем сейчас не так актуальна, а в какой-то степени и вредна для новой иранской дипломатии, работающей над имиджем постсанкционного активного и разумного партнера в международных делах, особенно в ближневосточном регионе. Тем не менее, Тегеран остается непримиримым противником Тель-Авива.

  Это, прежде всего, относится к проблеме Ливана. Израиль и Иран активно влияют на внутренние дела в этой стране: Иран на стороне мусульман – шиитов, Израиль на стороне христианских группировок, придерживающихся курса на развитие связей с США и Западом.  При этом ИРИ стремится увидеть Ливан исламской республикой, Израиль, поддерживая христиан, рассчитывает, что таким образом Ливан может стать прозападным государством, которое не будет создавать угрозы его безопасности. Если рассматривать ирано-израильское противостояние в Ливане, то сегодня на первый план выходит поддержка Тегераном ливанской партии Хезболла.

 Вопрос оказания давления на Хезболлу является непростым, потому что США прекрасно знают, что эта партия представляет собой антитеррористическое течение, но для давления на Исламскую Республику, Вашингтон включил Хезболлу в список террористических организаций. Понятно, что это нужно в целях частичного сохранения санкционного режима для Ирана. На этом настаивает Тель-Авив, который, впрочем, и палестинские национальные движения рассматривает в качестве террористических организаций. Иран же наоборот продолжит поддерживать Палестину.

 То, что Иран регулярно выступает против Израиля и отказываться от этой политики не собирается, руководству Германии известно. Непонятно другое, к чему ставить эту проблему во главу угла, придавать ей столь резонансное звучание и доводить дело до дипломатического скандала с руководством ИРИ?

 Напрашивается вывод, что взявшая раньше других западных стран старт возвращения на иранский рынок Германия сегодня уже не спешит. Ожидаемого инвестиционного бума  в иранской экономике не заметно, США упорно продолжают мешать банковскому сотрудничеству Европы с Ираном и сохраняют ограничения в передаче иранцам современных технологий. Ожидаемой в 2015 году после достижения ядерного соглашения с Ираном конкуренции европейских стран в борьбе за иранский рынок сегодня нет.

 Не случайно, по завершению своего неудавшегося визита в Тегеран немецкий вице-канцлер призвал к терпению в усилиях по выстраиванию торговых отношений. «Не нужно ждать чуда. Если жить на протяжении 10-15 лет изолированно от мирового рынка, то не бывает сразу экономического успеха», - указал Габриэль.

 Вместе с тем, терять иранский рынок Германия не намерена, кое-какие заделы сделаны и в ходе этого визита вице-канцлера. Подписаны десять меморандумов о взаимопонимании в различных областях экономического сотрудничества, включая сферу межбанковских отношений и страхования. Как быстро и насколько полно эти декларируемые шаги будут выполняться, теперь во многом будет зависеть от снятия политической напряженности в ирано-германских отношениях.

 

Iran.ru

Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.04182 sec