Иран в обмен на выполнение Вашингтоном СВПД от позиции по Сирии не откажется

Редакционная статья Иран.ру

22 сентября 2016

Президент Ирана Хасан Роухани в Нью-Йорке демонстрирует высокую активность в продвижении иранской дипломатии на международной арене с использованием площадки ООН.  Количество его встречи с коллегами из зарубежных стран впечатляет, а выбор собеседников указывает на планетарную направленность внешней политики Тегерана. С Роухани встречались лидеры государств и главы правительств стран Европы (Великобритания, Италия, Франция, Швейцария, Словения, Болгария), региональные конкуренты (Турция), ведущие азиатские  партнеры (Япония, Индия), и, конечно же, генеральный секретарь ООН. В дополнение к этому иранский президент успел обратиться к американцам в телеэфире национального канала «Эн-би-си» и провести встречу с представителями политические элит и интеллектуалов США. В центре внимания переговоров Роухани с зарубежными коллегами ни Сирия, ни конфронтация с Саудовской Аравией или американское противодействие иранской стратегии в регионе, а расширение экономического сотрудничества.

 Главное в иранской дипломатии – добиться выполнения СВПД

Иран стремится закрепить достигнутые на переговорах с «шестеркой» положения об отмене санкций конкретными договоренностями. Тема выполнения Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) доминировала на всех встречах. Тегеран пытается найти пути экономического взаимодействия с зарубежными партнерами,  позволяющие преодолеть дискриминационные ограничения со стороны США в банковской и страховой сферах международной торговли.  Следует признать, что эта задача в отношениях с союзниками Вашингтона представляется не просто сложной, а сверхтрудной. В скором времени со сменой президента США она может стать и вообще невыполнимой.

 

Не случайно, в эфире американской национальной телевизионной компании «Эн-би-си́» Роухани сделал акцент на том, что соглашение по ядерной программе Ирана пересмотру не подлежит. Кандидаты в президенты США от Республиканской партии Дональд Трамп и от Демократической партии Хиллари Клинтон вправе выражать свое мнение о любом актуальном вопросе международной политики. Однако, по словам иранского президента, кто бы ни сменил Барака Обаму на посту президента США - Хиллари Клинтон или Дональд Трамп, они должны понимать, что соглашение по ИЯП не может быть пересмотрено. Замечание президента Ирана в большей степени относится к Трампу, который неоднократно обещал в случае избрания президентом США начать переговоры по пересмотру СВДП.

 Понятно, что в американских сценариях «пересмотра» ядерного соглашения на первом месте окажется вопрос восстановления  полноформатного режима односторонних санкций против Исламской Республики. Оказаться снова в проталкиваемых Америкой условиях международной изоляции для Ирана означает неизбежный срыв не просто амбициозных, а самых насущных экономических планов. Сегодня от состояния иранской экономики зависит не только внутренняя стабильность в стране, а сама перспектива дальнейшего развития исламской государственности. Смена режима в Тегеране – давняя мечта Вашингтона, это стремление всегда имело явный характер, однако международное сообщество в лучшем случае лишь сочувствовало Ирану, не имея возможности сопротивляться американскому диктату в отношении Исламской Республики. Похоже, и сегодня мало, что изменилось.

 По меньшей мере, рассчитывать на помощь ООН Ирану, вряд ли, стоит.  И в этот раз президент Роухани встретился с генеральным секретарем организации Пан Ги Муном. В ходе беседы ход выполнения соглашения по иранской ядерной программе обсуждался. Как сообщает пресс-служба ООН, генсек призвал Иран полностью выполнять Всеобъемлющий план действий, согласованный Тегераном и "шестеркой" международных посредников и вступивший в силу в начале года. «Полностью» это как? Если Тегеран не выполняет условия соглашения, то Пан Ги Мун мог бы и пояснить международной общественности, какие претензии остаются у ООН к иранскому руководству. Тем более что речь идет о прямой встрече с иранским президентом.

 Вместо этого не скрывающий своих проамериканских позиций нынешний глава ООН перевел разговор на сирийскую тему, а также затронул больной для Ирана вопрос с поддержкой сражающегося против саудовского правительства Йемена. Хорошо, что об иранских ракетах Пан Ги Мун не стал говорить, ведь это тоже американская претензия к Тегерану. Видимо, на недавнем саммите Движения неприсоединения, проведенном в Венесуэле, лидеры стран третьего мира правильно определили, что ООН «нуждается в глубоком изменении».

 Кстати, на этом форуме президент Роухани, говоря о том, что сегодня мир во всех его аспектах и во всем мире подвергается угрозе, подчеркнул: «Иран считает, что переговоры и диалог является самым лучшим решением мировых и региональных споров, а СВПД является новой стратегией и направлением для положительного и конструктивного взаимодействия в целях мирного разрешения кризисов». Для всемирной организации опыт дипломатического, а не военного, решения иранской ядерной проблемы должен был стать бесценным приобретением последних десятилетий. Не получилось, созданная после второй мировой войны в 1945 году ООН в наши дни нуждается в глубокой трансформации. Отношение генсека Пан Ги Муна к очевидному пренебрежению со стороны Белого дома, не желающего выполнять СВПД,  этот вывод также  подтверждает. Впрочем, и в подконтрольной ООН организации МАГАТЭ предпочитают не обострять отношения с Вашингтоном, оставляя лазейки для новых обвинений в адрес Тегерана в неполном соблюдении СВПД.

 Одновременно с сессией генассамблеи ООН в Вене прошло заседание Совета управляющих Международного агентства по атомной энергии. Иран, как всегда, был в центре внимания. Посол Ирана в МАГАТЭ Реза Наджафи напомнил, что СВПД требует от обеих сторон предпринять взаимные действия по урегулированию ядерного спора. Иран свои обязательства соблюдает, а другие стороны ядерного соглашения не в состоянии выполнить условия реализации СВПД, отметил он в своем выступлении. Еще Наджафи в очередной раз попросил чиновников МАГАТЭ не передавать третьим странам секретные сведения о состоянии иранских ядерных объектов, получаемых ими в ходе инспекционных поездок в Иран. На этот счет в СВПД тоже прописан запрет на тиражирование подобной информации. Не работает, пожалуй, самой осведомленной стороной о работе представителей МАГАТЭ в ИРИ сегодня является не Америка, а Израиль, более всех заинтересованный в сохранении недоверия к иранским ядерным исследованиям.

 То, что у большинства делегатов на этом заседании Совета управляющих МАГАТЭ к иранской стороне не было претензий, представителей Израиля не смутило. Как обычно, израильская делегация повторяла обвинения в адрес Тегерана, которые скопированы из выступлений прошлых лет. Еврейское государство упорно не желает признавать СВПД и делает все, чтобы сохранить ядерные претензии к Ирану. Пользуясь секретными данными о результатах инспекций в ИРИ, Израиль ни разу не допустил специалистов МАГАТЭ на свои ядерные объекты. Недавно мировые СМИ растиражировали новость о нацеленности 200 ядерных боеголовок израильских ракет на Иран, значит, есть, что скрывать.

 Позиция Ирана по Сирии на отмену санкций не разменивается

 В Нью-Йорке Роухани подверг критике предложение Джона Керри о незамедлительном прекращении вылетов боевой авиации в тех районах Сирии, где сконцентрирована вооруженная оппозиция. Прекращение полетов боевой авиации над районами концентрации вооруженной оппозиции на севере Сирии, на чем настаивает госсекретарь США Джон Керри, будет контрпродуктивным шагом и сыграет на руку террористическим группировкам, заявил в эфире телекомпании «Эн-би-си́» президент Ирана Хасан Роухани. «Нужно продолжать оказывать давление на них», - заявил он. «Если посадить самолеты, то это стопроцентно принесет пользу ИГ и «Джебхат ан-Нусра»,  добавил Роухани.

 Напомним, что за несколько часов до эфира Роухани, госсекретарь США Джон Керри, выступая на министерском заседании Совета Безопасности ООН, высказался за незамедлительное прекращение вылетов боевой авиации в тех районах Сирии, где сконцентрирована вооруженная оппозиция.

"Мы должны попытаться немедленно прекратить полеты всех летательных аппаратов в этих ключевых районах, чтобы осуществить деэскалации ситуации и дать шанс обеспечить беспрепятственный приток гуманитарной помощи (нуждающимся в Сирии)", - предложил глава внешнеполитического ведомства США.

 

Представляется, что в очередной раз в своем недоверии к политике американской администрации руководители Ирана оказались правы. США не прошли тест на серьезность своих намерений в отношении согласованного с Россией перемирия в Сирии, которое продлилось недолго по вине американской стороны. В минувшие выходные США разбомбили позиции сирийской армии, убив, по сообщениям, десятки человек. Центральное командование США признало факт удара в провинции Дейр эз-Зор, однако объяснило это тем, что сам удар мог стать следствием «ошибки разведки». Сомнительно, чтобы после стольких лет  гражданской войны в Сирии американская разведка так и не разобралась, кто и с кем, где и с чьей помощью воюет здесь. В этой связи председатель комитета по национальной безопасности парламента Ирана Боруджерди подчеркнул: «Если бы США были честны в своих планах по борьбе с терроризмом, американцы не атаковали бы позиции сирийских войск».

Иранское руководство выступает за установление в Сирии мира, а не столь частых и непродолжительных перемирий, объявляемых внешними участниками конфликта и не поддерживаемых воюющими сторонами. И на этот раз в Тегеране исходили из того, что власти США не будут привержены договоренности с Россией, а перемирие является лишь предлогом для ослабления давления сирийской армии, сил народного ополчения и российской авиации на оппозиционные Башару Асаду группировки. Поэтому в том, что под удары американской коалиции попали те силы, которые сражаются с ИГИЛ (организация, запрещенная в России), для иранцев не стало неожиданным. Не удивились в Тегеране и поспешности Пентагона в принятии решения атаковать сирийскую армию. В этом заметно стремление американских генералов компенсировать военными средствами дипломатическую «уступчивость» госсекретаря Джона Керри на переговорах по перемирию с Москвой.

Не только в минобороны США, но и в самом госдепе к подобному частичному перемирию отнеслись настороженно. Во-первых, оно не касалось главных противников Дамаска, нуждающихся в пополнении и восстановлении боевого потенциала, как раз на борьбе с ними и предполагалось сосредоточить усилия сирийской армии при поддержке России и Ирана. Во-вторых, перемирие работало на укрепление российско-иранского военного взаимодействия по борьбе с антиасадовскими силами, участвующими в гражданской войне в Сирии. При этом в США смотрят на военную ось Москва-Тегеран в более широком контексте. Запад не устраивает, что в основе этого альянса лежат совпадающие интересы России, которая соперничает с Западом за стратегическое влияние на Ближнем Востоке, и Ирана, который стремится доминировать в региональной политике. И то и другое Вашингтон не устраивает, видимо, это и является причиной американского нежелания сотрудничать с Москвой и Тегераном в борьбе с терроризмом.

 Ключевым условием Кремля в американо-российской договоренности о перемирии в Сирии было обоюдное согласие на продолжение войны против   ИГИЛ и «Джабхат Фатах аш-Шам». Москва готова даже координировать нанесение ударов по боевикам этих группировок с авиацией США и их союзников по антитеррористической коалиции. Но в сорванном перемирии был еще один, и как представляется,  не менее важный замысел. Договоренности России и США о перемирии должны были внести ясность, кто из сирийской вооруженной оппозиции готов сотрудничать при российско-американском посредничестве с официальным Дамаском. Этого не произошло, США ничего не делают для того, чтобы отделить своих сторонников от террористов.

 Глава ИРИ аятолла Хаменеи на совещания командования Корпуса стражей исламской революции Ирана (КСИР) спустя неделю после объявления о перемирии предупреждал о неготовности американской администрации к пересмотру своей позиции по Сирии. Не указывая прямо на диалог Москвы и Вашингтона по сирийской проблематике, лидер Ирана указал, что «переговоры с Соединенными Штатами не только не имеют пользы, но даже  являются вредными». Он сослался при этом на иранский опыт сегодняшних отношений с Белым домом, который отказывается выполнять взятые на себя обязательства в рамках ядерного соглашения с Тегераном. Поэтому верить в то, что американцы в действительности могут искать компромисс по Сирии, иранское руководство категорически не готово. На это, кстати, указывает и то, что Россия и США не могут договориться о создании центра по координации своих военных действий в Сирии.

 ******

Многолетняя политика Вашингтона по противодействию Ирану на Ближнем Востоке не оправдала себя, а наоборот имела лишь обратный эффект и способствовала укреплению иранских позиций. Война США в Афганистане и Ираке привела к значительному ослаблению региональных центров силы, которые американская администрация  использовала для силового сдерживания Исламской Республики на Ближнем Востоке. Сегодня то чего так опасались США и их союзники на Ближнем Востоке, произошло. Москва и Тегеран все увереннее переходят от слов к делу, решая свои региональные внешнеполитические задачи без оглядки на Вашингтон. А Иран при этом еще и не забывает о своих приоритетах во внешней политике, главным инструментом которой, как показывает участие иранского президента в мероприятиях генеральной ассамблеи ООН, становится открытая дипломатия.

Iran.ru

Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03897 sec