Иран и Россия начинают новую историю АЭС "Бушер"

10 сентября 2016

Официальный старт началу проекта строительства в Иране с участием России второй очереди атомной электростанции "Бушер" будет дан 10 сентября. На площадке, где разместятся два новых энергоблока станции, состоится торжественная церемония закладки первого камня в их основание. Почти четверть века назад Россия была единственной, кто согласился помочь Ирану достроить АЭС в Бушере. Поэтому сейчас Тегеран доверил "Росатому" возводить у себя новые атомные блоки. Российские проектировщики, инженеры, строители снова поедут на юг Ирана, к берегу Персидского залива. История АЭС "Бушер" заслуживает того, чтобы о ней написали эпос или сняли фильм с по-настоящему драматическим сюжетом. Там обязательно были бы показаны блеск инженерной смекалки, тонкое искусство дипломатов, титанический труд многих тысяч людей, объединенных волей к успеху, вопреки обстоятельствам сделавших то, что считалось невозможным.

 НЕМЕЦКИЙ СТАРТ

 Отсчет истории АЭС "Бушер" идет с начала 1970-х годов, когда Иран принял решение развивать свою атомную энергетику. Строительство АЭС должно было стать высокотехнологичным рывком для страны, открывающим новые возможности для ее экономики.

 Начался поиск возможных вариантов возведения на берегу Персидского залива, почти в 20 километрах от города Бушер, первой атомной станции не только в Иране, но и на всем Ближнем Востоке.

 В 1973 году делегация Ирана во главе с шахом Мохаммадом Резой Пехлеви приехала в СССР, на Нововоронежскую АЭС. Гости хотели ознакомиться с опытом строительства АЭС в Советском Союзе и обсудить возможность подписания контракта на строительство советскими специалистами атомной станции в Иране. Иранскую делегацию сопровождал председатель Совета министров СССР Алексей Косыгин.

 Советскому Союзу - стране, где была пущена в мире атомная электростанция, было что показать потенциальному заказчику. На Нововоронежской станции тогда работали энергоблоки с реакторами ВВЭР-440, которые стали основой для строительства большой серии АЭС с такими установками - как в СССР, так и в социалистических странах, входивших в Совет Экономической Взаимопомощи (СЭВ).

 Но электрическая мощность тех советских энергоблоков (440 мегаватт) показалась иранской стороне недостаточной, а более мощный проект атомного блока-"миллионника" с реактором ВВЭР-1000 в СССР был реализован несколькими годам позже.

 Выбор Тегерана остановился на западногерманском концерне Kraftwerk Union (KWU, предприятие с участием Siemens). Основой предложения KWU стал проект второго энергоблока самой современной на то время в ФРГ АЭС "Библис" мощностью 1000 мегаватт. Свою роль в этом решении сыграло и определенное давление западных стран. Работы на площадке будущей АЭС "Бушер" начались летом 1975 года. Первый блок станции предполагалось пустить в 1980 году, второй – годом позже.

 В 1979 в Иране под руководством аятоллы Хомейни победила исламская революция. США наложили санкции на Иран, а Германия к ним присоединилась. Бонн остановил выдачу экспортных лицензий на поставки оборудования для строящейся станции, и проект был остановлен. Персонал KWU покинул Бушер. По существу, недостроенная АЭС оказалась брошенной на произвол судьбы. К тому времени работы на первом блоке были выполнены примерно на 80-85 процентов, на втором – на 45-70 процентов.

 А в 1980 году началась ирано-иракская война. В ходе нее атомная станция подверглась ударам с воздуха. Ракеты класса "воздух-земля" изрешетили защитные конструкции энергоблоков. Пострадали другие сооружения и оборудование.

 Погибли многие иранские инженеры, защищавшие станцию. Их имена увековечены на стенах ныне работающего первого блока АЭС.  

В НАДЕЖДЕ НА РОССИЮ

 Война завершилась в 1988 году. На рубеже 1990-х годов Тегеран вернулся к вопросу развития у себя атомной энергетики. Но не хотел браться за эту работу - действовали западные санкции. И тогда Иран обратился к России.

 В начале 1990-х годов отечественное атомно-энергетическое строительство, как и любая другая отрасль, тяжело переживала последствия распада СССР. Но над атомщиками вдобавок висела тень Чернобыля, и отношение общества к теме новых АЭС было, мягко говоря, прохладным. Резко сократилось финансирование атомной промышленности, из нее утекали кадры, терялись десятилетиями накопленные компетенции. Застывшую отрасль надо было спасать – это понимали и ее профессионалы, и руководство страны.

 

Вот в этот момент и появилась возможность применить свои навыки и опыт в Иране.

 Поначалу речь шла о возможном строительстве двух атомных блоков на севере Ирана на берегу Каспийского моря. Но тот район не подходил по сейсмическим условиям, и вот тогда возник проект достройки АЭС "Бушер". Хотя задача, поставленная перед российскими атомщиками, казалась нереальной – по-максимуму вписать новое оборудование в уже имевшиеся конструкции. Никто в мире никогда ничего подобного не делал. Но поскольку в сооружение станции уже было вложено без малого полтора миллиарда долларов, Иран не хотел, чтобы затраты пропали даром.

 По мнению специалистов, ключевую роль в том, что Россия согласилась выполнить эту работу, сыграл тогдашний министр РФ по атомной энергии Виктор Михайлов.

 В августе 1992 года Москва и Тегеран подписали соглашение о сотрудничестве по сооружению в Иране атомной электростанции. В январе 1995 года был заключен контракт на достройку первого блока АЭС "Бушер". Существенным было то, что Тегеран платил "живыми" деньгами, а не в кредит, что было крайне важно для финансирования работ российских предприятий, занятых в проекте.

 Словно очнувшиеся после летаргического сна, цеха российских заводов приготовились выполнять новые заказы. В конструкторских отделах уныние сменилось подъемом, желанием доказать, что Россия может браться за самые сложные атомные проекты.

 АТОМНЫЕ "ЛЕВШИ"

 Работы на площадке в Бушере поделили на три этапа. Сначала надо было изучить состояние конструкций и оборудования первого энергоблока. Затем требовалось отремонтировать защитную оболочку блока. Третий этап заключался в поставке российского оборудования и его монтаже.

 Картина на станции к тому времени была удручающей. Первый энергоблок был сильно поврежден войной, его нещадно разъела морская влага и опалило солнце. А в недостроенных помещениях ютилось множество змей.

 Через руки российских специалистов прошли примерно 80 тысяч единиц различных деталей, конструкций и систем первого энергоблока. Эта колоссальная работа, в условиях изнуряющего климата, растянулась на несколько лет. Из них лишь 11 тысяч элементов признали работоспособными.

 Брошенное немецкое оборудование 1970-х годов принципиально отличалось по компоновке и характеристике от современного российского, с которым его предстояло "скрестить". К тому же за время, прошедшее с начала строительства АЭС "Бушер", ужесточились требования к безопасности атомных станций. Поэтому оборудование "made in Germany" нуждалось в модернизации, чтобы соответствовать новым нормативам. Чтобы решить эти задачи, требовалась документация на имевшиеся детали и конструкции, но она была утеряна. Россия обратилась к Германии с предложением совместно завершить работы на станции, однако та отказалась.

Поэтому российским инженерам, словно сказочным "Левшам", пришлось самостоятельно, на ходу искать возможность виртуозно, впервые в истории объединить две разные конструкторские идеи, два отличавшихся стиля атомного строительства.

 ПРАЗДНИК ВЫРУБКИ БЕТОНА

 Реальное строительство на площадке АЭС "Бушер" возобновились в 1998 году. Уникальность проекта вынудила изменить даже традиции: всегда на стройках празднуют заливку первого кубометра бетона, в Бушере же отмечали вырубку первых четырех с половиной тысяч кубов бетона из стен реакторного отделения.

 Это было нужно сделать, чтобы разместить на энергоблоке российское оборудование. Его габариты не совпадали с размерами немецких частей, поэтому пришлось перепланировать реакторное отделение. К тому же российские парогенераторы по проекту надо было устанавливать горизонтально, а немецкие планировалось ставить вертикально. Плюс к этому размеры российского реактора не совпадали с размерами шахты, сооруженной под реактор из ФРГ.

 Вдобавок приходилось учитывать и географическую специфику атомной станции. Жаркий и влажный климат на берегу Персидского залива потребовал сооружения больших холодильных машин для кондиционирования и вентиляции помещений с аппаратурой, важной для обеспечения безопасной работы АЭС.

 Еще одна трудность заключалась в том, что на блок должна была подаваться соленая морская вода, которая неминуемо "съела" бы металл трубопроводов. Это было недопустимо. Пришлось провести грандиозную работу по применению химических составов для защиты оборудования от коррозии.

  Но и это было не все – вода Персидского залива нагревается солнцем до температуры, слишком большой для технологических нужд АЭС. Воду потребовалось охлаждать, и здесь решение российских атомщиков тоже оказалось нетривальным – на энергоблоке были установлены специально спроектированные и изготовленные теплообменники, с помощью которых температура воды снижается вдвое, примерно с 37 до 18 градусов.

 АМЕРИКАНСКИЙ ПРЕСС

 Ощутимое влияние на темпы достройки первого блока "Бушера" оказали США. Вашингтон приводил разные аргументы своей озабоченности проектом, которые на поверку оказывались несостоятельными. Так, утверждалось, что АЭС "Бушер" якобы поможет Тегерану получить материалы для создания собственного ядерного оружия. Нелепость такого предположения специалистам была очевидна, и этот тезис Вашингтон сам снял первым.

 Американцы задействовали многие свои ресурсы, чтобы заставить иностранных подрядчиков прекратить сотрудничество с Россией по проекту достройки иранской атомной станции. В результате произошло несколько политически обусловленных отказов компаний разных стран.

 Самым известным стал отказ Украины. Поначалу планировалось, что завод "Турбоатом" в Харькове изготовит турбинное оборудование для "Бушера". Но в марте 1998 года, аккурат перед визитом в Киев занимавшей тогда пост госсекретаря США Мадлен Олбрайт, власти Украины наложили запрет на участие "Турбоатома" в проекте. Поэтому достраиваемый атомный блок пришлось адаптировать под турбину, заказанную российским "Силовым машинам".

 В обмен на этот демарш Вашингтон обещал Киеву, в частности, привлечь инвестиции американских компаний в промышленность Харьковской области. В итоге это обещание так и осталось лишь словами, и экономика Украины потеряла немало денег от срыва контракта с Россией.

 Другой пример: одна из чешских компаний должна была поставить вентиляционное оборудование на строящийся в Иране атомный энергоблок. Но в марте 2000 года, накануне визита в Прагу все той же Олбрайт, кабинет министров Чехии внес в парламент страны законопроект о запрете чешским компаниям участвовать в достройке "Бушера".

 В результате России пришлось размещать новые заказы на производство оборудования, что, конечно, затягивало сроки строительства. Но в итоге все завершилось успешно.

 США использовали разные инструменты для давления на Россию по проекту "Бушер". Вашингтон увязывал с решением бушерского вопроса развитие отношений с Москвой по разным направлениям. Например, в тяжелые для российской экономики середину и вторую половину 1990-х годов США не раз использовали тему АЭС "Бушер" при обсуждении возможности предоставления России очередных кредитов от международных финансовых организаций.

 Но Россия не прогнулась под американским прессом. По мнению экспертов, это стало одним из самых первых примеров проведения РФ самостоятельной политики, основанной на собственных интересах и обязательствах перед своими партнерами.

 А США в итоге устами своего президента Джорджа Буша-младшего в 2005 году вынуждены были признать, что АЭС "Бушер" не угрожает режиму ядерного нераспространения.

 

ДОЛГОЖДАННЫЙ ПУСК

 На сроки достройки АЭС влияли и финансовые проблемы, из-за которых работы на станции то приостанавливались, то опять возобновлялись. Но эти коллизии тоже в конце концов разрешились благополучно.

 Первый блок АЭС "Бушер" строился, словно могучий организм, где кровеносными сосудами были трубопроводы, по которым течет вода, а нервной системой – километры проводов, соединявших электронные датчики автоматики управления.

 Атомное "сердце" Бушера начало биться 8 мая 2011 года, когда в реакторе была впервые запущена управляемая цепная ядерная реакция. 3 сентября того же года блок №1 был подключен к национальной энергосистеме Ирана и начал выдавать в нее киловатт-часы.

В 2013 году блок №1 АЭС "Бушер" был передан Ирану в гарантийную эксплуатацию, а в апреле нынешнего года – и в окончательную эксплуатацию.

 

Тем самым проект строительства первого атомного энергоблока не только в Иране, но и на всем Ближнем Востоке был официально завершен. При этом Росатом в рамках своих обязательств продолжает сервисное обслуживание блока и обеспечение его ядерным топливом. А российские специалисты помогут консультировать иранских атомщиков по вопросам его эксплуатации.

 Как сообщалось недавно, работа блока №1 АЭС "Бушер" позволила Ирану уже сэкономить свыше 4 миллиардов долларов на затратах по добыче 27 миллионов баррелей нефти. Кроме того, благодаря работе атомной станции предотвращены выбросы загрязняющих веществ, которые могли бы серьезно повредить окружающей среде.

 ЗАСЛУЖЕННАЯ РЕПУТАЦИЯ

 Никто из специалистов сейчас не сомневается, что Россия не ошиблась, взявшись за достройку АЭС "Бушер", и, несмотря на большие риски, сделав реальностью невозможное, сотворив подлинное технологическое чудо.

 Благодаря той работе были решены три исключительно важные задачи.

 Во-первых, предприятия атомной отрасли страны получили финансовую поддержку, благодаря которой выжили, восстановили свой потенциал, создали основу для выполнения новых проектов по строительству АЭС.

 Во-вторых, Россия показала, что способна отстаивать свои геополитические интересы, невзирая на недовольство Запада.

 И, в-третьих, Росатом заработал за рубежом блестящую репутацию компании, которая "может все". Помимо "Бушера", с участием России были построены первая очередь Тяньваньской АЭС в Китае и АЭС "Куданкулам" в Индии.

 Кстати, в Америке косвенно признали эти достижения Росатома: бушерский проект и строительство первого блока индийской АЭС "Куданкулам" были названы проектами 2014 года по версии старейшего энергетического журнала США Power Engineering в номинации "Атомная энергетика".

 Неудивительно, что сейчас к Росатому выстроилась очередь из зарубежных заказчиков – в портфеле госкорпорации на сегодняшний день атомных 36 энергоблоков АЭС в Европе, на Ближнем Востоке, в Юго-Восточной Азии, в Африке. Росатом также сейчас строит больше всего атомных блоков за рубежом.

 Поэтому из уст специалистов сейчас все чаще можно слышать словосочетание "мировая экспансия Росатома". В конечном счете, успехи Росатома способствуют усилению влияния России в мире.

НАЧАЛО НОВОЙ ИСТОРИИ

 Успех бушерского проекта закономерно привел к договоренностям Тегерана и Москвы о строительстве новых атомных блоков в Иране.

 Одиннадцатого ноября 2014 года в Москве был подписан протокол к межправительственному соглашению между РФ и Ираном о сотрудничестве в сооружении на территории Ирана атомной электростанции от 25 августа 1992 года и межведомственный меморандум о взаимопонимании в расширении сотрудничества в области использования атомной энергии в мирных целях.

 Согласно тексту протокола, стороны намерены сотрудничать в сооружении в Иране восьми энергоблоков с реакторами российского дизайна ВВЭР "под ключ" (четыре энергоблока на площадке АЭС "Бушер" и четыре — на другой площадке). При этом стороны намерены обеспечить максимально возможное участие предприятий и организаций Ирана во всех работах, связанных с сооружением на площадках новых блоков, с их эксплуатацией и выводом из эксплуатации.

 Тогда же российская объединенная компания АО "НИАЭП" - ЗАО "Атомстройэкспорт" и иранская Nuclear Power Production and Development Company of Iran подписали контракт по строительству двух новых энергоблоков АЭС "Бушер" (проект АЭС "Бушер-2"). Контракт предусматривает возможностью расширения станции до четырех энергоблоков.

 Проект "Бушер-2" будет отвечать самым высоким, так называемым "постфукусимским" требованиям безопасности. На станции будут возведены два усовершенствованных энергоблока с реакторами типа ВВЭР и мощностью 1000 МВт поколения "3 плюс", обладающими всеми необходимыми системами безопасности.

 Важность "Бушера-2" для Ирана будет заключаться, в частности, в том, что каждый из двух новых атомных блоков позволит сэкономить стране по 11 миллионов баррелей нефти в год.

 Стоимость проекта "Бушер-2" составит порядка 10 миллиардов долларов. Его реализация займет 10 лет. Сообщалось, что работы по физическому пуску второго энергоблока АЭС "Бушер" планируется начать в октябре 2024 года, а такие же работы на третьем энергоблоке стартуют в апреле 2026 года. Предварительная приемка энергоблока №2 иранским заказчиком намечена на август 2025 года, а энергоблока №3 — на февраль 2027 года.

http://www.1prime.ru

 

Iran.ru

Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.04163 sec